Вы читаете denisov_vadim

Надоела реклама? Купите платный аккаунт и больше вы не увидите рекламы!

Лично я в моделировании взаимодействия малых социальных группы всегда опираюсь на исторический опыт человечества. Все прочие подпорки не выдерживают проверки логикой, конструкция нарратива получается безжизненной во всех смыслах слова. Дико читать, как герой из крошечного сообщества шинкует за книгу полсотни людей, кои в постап-эпохе по умолчанию являются высшей ценностью.

Маленькое племя очень дорожит своими людьми. И герой будет дорожить, и новый тиран. В противном случае дурни быстро исчезнут с карты места действия, это закон развития человечества. Реализма, за который лично я и ценю качественный постап класса «Вот Так Оно И Будет!» не получится. Получатся сказки про сплошных сволочей вокруг, еду и патроны.

Советую также учесть, что малые группы вообще не допускают какой-либо беспредел, правила в них устанавливаются очень быстро, я даже зону в пример приводить не буду...

Наверное, что-то можно почерпнуть из опыта Океании, но до неё слишком продолговато тянуться, да и незачем, у нас и свой опыт имеется. Вдосталь.

Вооружённые столкновения на Севере всегда имели свою особенность: малая численность конфликтующих сторон при огромных размерах оспариваемых пространств.

Малочисленность племён не позволяла им выделять воинское сословие, обученную и вооружённую дружину профессионалов, войны велись обычными охотниками. Малочисленность же гарнизонов приводила к тому, что потеря даже нескольких человек становилась катастрофой. Например, в 1611 г. осмелевшие от осеннего успеха тунгусы в количестве пятнадцати человек переправились на судах через Енисей и напали на касовских остяков, убив при этом, как и годом ранее в Кузнецкой волости, шесть мужчин. Факт был отражён в Мангазейских записях, государевы люди вынуждены были предпринять срочные меры.

В 1692 г. к стрелецкому отряду на Хатанге обратились нганасане — самоеды-тавги из рода князьца Удамоле-Соницу. Заплатив ясак, они просили защиты от тунгусов, пришедших со стороны Анабара и прогонявших их с низовьев Хатанги. Из Мангазеи последовало распоряжение стрельцам защищать тавгов, кочевавших севернее Хатанги по реке Балахне. Воинственные, склонные к дальним вылазкам эвенки с их характерной военной татуировкой — «шитыми лицами» — постоянно фигурируют в фольклоре всех северно-самодийских народов как наиболее опасные враги.

Воевали, да.

Однако, читая о былых битвах северян, нужно ясно понимать — каждый исход столь невеликой, с точки зрения военной науки, стычки определял судьбу невообразимо огромных территорий. Которых нужно осваивать сбережёнными людьми...

Так, зимой и весной 1850 г. произошло эпохальное последнее столкновение между энцами (сводный отряд энцев, эвенков, тавгов и пр.) и ненцами на оз. Туручедо, 80 км от Потапово, завершившееся победой энцев.

В связи с этим была окончательно проведена граница между народами по Енисею. С тех пор правая (каменная) сторона Енисея стала считаться «самоедской», т.е. энецкой, а левая (низменная) — «юрацкой», т.е. ненецкой. Ненцы во второй половине XVII века дважды воевали с энцами. Первое сражение произошло в бассейне реки Таз, второе — на мысе Лескино, что на территории сегодняшнего сельского поселения Караул. Тогда ненцы истребили сорок самоедских (энецких) чумов, и в результате левобережье оказалось в руках ненцев.

Вдумайтесь: 40 чумов, то есть семей, и тут же начали объединяться целые народы.

Тем не менее, после таких инцидентов людей требовалось беречь ещё пуще, поэтому строго регламентировались даже очень редкие межплеменные битвы, призванные решить острые территориальные споры.

Третья (и последняя) война велась на озере Туручедо. Воспоминания об этих битвах до сих пор живы на Таймыре.

Для объявления войны к противнику посылали оленя, на боку которого был изображен человек, прицеливающийся из лука. Обнаружив его, противник начинал военную подготовку. Перед сражением вперед шёл разведчик. У ненцев считалось залогом будущей удачи убить такого разведчика и его кровью намазать полозья нарт воинов. В описываемом случае энецкому разведчику удалось ускользнуть, и с этим в какой-то мере связывается поражение ненцев. Вооружение воинов состояло из железной кольчуги (не у всех) и луков со стрелами. При наступлении часть воинов ехала на упряжках, часть шла пешком. Место встречи войск «правобережные» обозначили установкой модели чума, около которой поставили несколько стрел, остриями направленными в сторону врага, и красный флажок. Увидев этот знак, ненецкий военный начальник (вождь рода Ныраку, предводитель объединенных родов) отправил к противнику старика-переговорщика, тот передал главе енисейских племен семь основных условий войны:

1. С обеих сторон назначить по представителю для ведения переговоров. Эти представители должны отличаться от других людей тем, что в их нарты должны быть запряжены по два оленя, а на хореях привязаны красные флаги. Были неприкосновенны.

2. Местом военных действий назначить озеро Туручедо.

3. Сражение начать следующим утром.

4. Для определения дистанции, с которой начнется сражение, сделать по выстрелу с каждой стороны.

5. При первом наступлении количество войска должно быть равным (в описываемом случае по 50 чел.), запасных воинов — кто сколько может выставить.

6. Каждым последующим утром начинать сражение с того места, где закончили вечером. Ночью не воевать.

7. Для прекращения боя на ночной перерыв выделенные представители должны заехать с обеих сторон с флагами. В случае заключения мира народные представители заходят между войсками с двумя флагами.

Впереди сходящихся войск шли сыновья предводителей, которые произвели первые выстрелы из луков для определения необходимой дистанции. Во время сражения запасные части находились на расстоянии 200 метров позади. Раненых увозили на оленях, а убитые оставались на месте до конца сражения. В конце каждого дня производился подсчет потерь. Вместо убитых и раненых выставляли воинов из запасных частей.

Ненцы оказались побежденными, и им пришлось просить о мире. Вождь послал военачальнику энцев и нганасанов свой военный лук с семью стрелами и боевой кинжал. Народные представители должны были трижды обойти каждый вокруг своего войска, крича соответственно: «Наши войска войну проиграли (или выиграли) и оказались побежденными (победителями), война прекращается». После сражения военачальники определили место захоронения. Ненцы большинство убитых увезли с собой, часть воинов была похоронена на месте. На обеих братских могилах поставили деревянные изображения человека. В руках каждого — лук со стрелами, направленными друг в друга, на правом боку — кинжал. У изображения на могиле ненецких воинов в левом боку была воткнута стрела — знак поражения.

У братских могил были разведены костры, военачальниками произнесены речи по поводу одержанной победы и понесенного поражения, а также о необходимости жить в мире и дружбе. Оставив луки, стрелы и кинжалы на могиле, побежденные вернулись в свои края.

Бой у Туручедо, по рассказам потомков участников сражения, превратился в нечто вроде великого потопа, в котором сумели спастись те, от кого берут начало родовые имена, да и вообще история современных живущих народов — энцев, нганасан, эвенков. Характерно, что все люди таймырской тундры выступили в той битве против ненцев.

Впрочем, всё случившееся не помешало ненцам и в дальнейшем совершать короткие военные экспедиции на восток, на нганасанские и кетские земли, ненцы окончательно поселились на левом берегу Енисея.

Не будь подобных регламентов, на Северах просто не осталось бы малочисленных народов. Правда, подобные регламенты, естественно никогда не касались единичного разбойничества, беспредельного абречества, с которым боролись всем миром так же, как это делали в свое время и на Кавказе.

Так что подумайте, прежде чем походя зашинковать очередной десяток вражин.

Locations of visitors to this page

Итак, День Радио, всех причастных поздравляю.

Наверняка каналы покажут нам и одноимённый фильм. А вы и гляньте, полезно.

Однако я посоветую вспомнить, а при случае и пересмотреть ещё один телешедевр сей группы — «День Выборов», желательно в полном четырёхсерийном варианте, там нюансов больше, красок... Зачем? Затем, чтобы понять — отчего у нашего креактилата так дребезжат выхлопные трубы.

Напомню: в этом фильме показана всего лишь одна медийно-подрывная операция, удачно проведённая в захолустном средне-волжском городке. Несложно представить, сколько подобных акций проводилось в реале на всей территории страны. Цели и задачи прозрачны, итоги их почти всегда были предсказуемы — так победим!

С началом работы колоссального количества финансовых бензопил началось подлинное развитие медия-сферы. Каждая корпорация, холдинг, комплекс, крупный завод или фабрика начали стремительно обзаводиться собственными СМИ.

Процесс столь бодрого освоения ворованного был уникален для страны. Забудьте про дело Васильевой, она — милая и безобидная птичка-бабочка на фоне действительных монстров освоения былых времён! Даже многоопытный Черномырдин не знал, что со всем этим кублом делать… Опилки от пилежа летели такие, что их хватало всем, а контроля за расходом практически не было, ибо барин за крохами не следит. Обретя финансы и волю, вновь созданные местечковые теле-и ралиостанции, газеты и журналы принялись тешить своё эго. Славтегосподи, критиковать в пределах определенного сектора открытия огня можно было кого угодно: СССР, былых вождей и историков, красных директоров, быдлонарод, конкурентов хозяина и конечно же глупых независимых кандидатов либо кандидатов с плохим флюгером на носу. Переходить черту типа независимым категорически не рекомендовалось. Когда самый известный норильский журналист новой эпохи наивно попытался сохранить за собой право на отдельное мнение, ему тут же сделали больно и, отобрав престижную медиадолжность, тупо выжили из города.

На этом гумозе распустились люди, одарённые талантом и генераторы креатива. Надо признать, что они порой действительно создавали миленькие, а порой и заслуживающие самого пристального внимания работы. Однако большинство продуктов их творчества были по-настоящему честны и обслуживали корабль-матку, иначе никак.

Сфера медиаобслуживания бабло пилящих-имущих включала в себе не только СМИ, но и порезанный на куски массив поп-исполнителей. Каждый артист всерьёз мнил себя личным другом олигарха и проявив, старался из всех нот закрепить заветный кадр, где он трётся в обнимку с очередным главвором. В сопровождении карманных СМИ артисты и исполнители куршавелили и подмосковили, лазурно береговали и балили так, что мама не горюй.

В Норильск каждое лето приезжал правдоруб Макаревич или Шевчук, порой вместе, порой и по два раза в год. Разок — чисто с карапузов баблишка срубить, пользуясь преференциями и душевно-финансовым расположением владельцев «всеготутваще», а потом и на День города — пусть карапузы нахаляву попрыгают, заплатить за них есть кому, никто адскую сумму не узнает.

А ведь были ещё и корпоративы, презентации, юбилеи, ДР правильных пацанчиков…

И всем было хорошо. Многие, очень многие медиалюди привыкли врать самим себе пред зеркалом, что они реально независимые и невероятно талантливые журналисты. С очень и очень неплохой зарплатой и отличным фондом освоения ярких креакл-проектов.

Но потом что-то изменилось… Что-то, трахома, пошло не так.

У бензопил повыдирали приличную часть зубов, денег внезапно стало существенно меньше, а олигархи и иже быстро поняли, что бросать куски бегающей под ножками стола стайке просто глупо. Разумней вкладывать бабло в дорогую недвижимость, выстраивая шокирующие обывателя дворцы вдоль Москва-реки и на побережьях тихих заречных стран. Правильней вкладывать средства в литое золото, брулья и предметы искусства. Пока голову не открутили, в родной ли стране или на Западе.

Армия МедиаТьмы осталась не у дел.

Ах, как же хорошо было за чужие деньги писать заказные сонеты к именинам богачей и книжки к юбилеям фармацевтических фабрик… Выброс на реальный рынок быстро проявил реальную же бездарность подавляющего большинства, потому что проверки кошельком розничного покупателя большинство из них просто испугалось. Что-то никуа они не пишут, не сочиняют, не кривляются на сцене. Перерепочки идут, пересказочки былого. «Как молоды мы были, как искренне пилили!».

Но ведь и вся эта орава требовала своей обслуги! Бутики, дорогие клубы и магазины экологически выверенной жраки открывались в любом Усть-Задрищенске. И тут, хлоп!, баста, карапузики, вышло ваше время, олигарх-караул устал. Сущий пипец.

Шок был такой, что под его обливом не только глушители задребезжали, — процессоры начали оплавляться! Как же так, сука? Господин улетел, а собачек бросил на лётном поле, хоть групповые статуи отливай.

Немудрено, что многим захотелось выйти хоть на Болотную, хоть на Тошнотную или Рвотную. Важный процесс был замечен извне, и под него начали подсовывать совсем другие подпорки... Но это уже отдельная тема.

А что же с чистым творчеством. Тем самым, профессионально-хвастливым?

Большинство пострадавших как-то устроились. Но какой процент из гиперталантов создал собственные независимые СМИ? Открыл новые радиостанции, телеканалы, киностудии, газеты и журналы? Практически нулевой. Отговорка стандартна — «это невозможно». Что само по себе является лютым враньём и поводом грустно посмеяться настоящим малым предпринимателям от честной розницы. Уверяю, если азербайджанцы когда-нибудь захотят наплодить в стране мини-СМИ, то они это сделают легко и просто — в течение одного года. Кстати, даже в далёком провинциальном Норильске выпускается абсолютно независимый журнал, никак не поддерживаемый сторонним баблом. Но деньги там, увы, …не сравнить их с опилками.

Сегодня остатки былого креаклиата большую часть рабочего дня занимаются решением высокоабстрактных задач с нулевой социальной значимостью, просиживая в ещё оставшихся на плаву возле корабля-матки мутных консультирующих, что-то там исследующих и модно-анализирующих структур. Всё бы хорошо, но закрытие подобной лавочки заметят разве что родные «человека, не такого, как все».

Много больней становиться, когда креакл осознаёт: скоро начнут схлопываться эти центры-институты-конторы. Ибо, как показывает практика, они ровным счётом ничего не смогли санализировать и предсказать. Факт.

Есть, от чего распсиховаться.

Есть повод добрым словом вспомнить хлопцев рода касьяновых.

И ведь ситуацию не изменит даже объявление свободных выборов всех, вплоть до милиционера, на что прямо намекается в фильме. Дело ведь не в форме волеизъявления, а в тех самых фин.опилках. Подчеркну — в свободных опилках! А свободные деньги есть только в «Королях и капусте» либо в стране, которая сама же эти деньги печатает. Во всех остальных странах после строительства частных картинных галерей свободных денег больше не остаётся, они с разной степенью эффективности работают на рынке.

И ничего теперь нельзя изменить.

Потому, кстати, и не валят.

Некуда, везде облом.

Bleadd, с ума сойти можно! Надо чёта делать: предлагаю скинуться... Всё, утирая слезу.

С Днём Радио, карапузы, чаще смотрите в зеркала.

Напоминаю: для пообщаться ищите меня в ФБ, на все соцсети время, увы, не хватает.

Locations of visitors to this page

Привет, родной-сетевой, давно не виделись!

Сегодня я расскажу тебе о шапочке с точки зрения локальной истории.

Выбрал время.

Но сначала немного о себе.

Скоро День Победы. Все вспоминают своих предков, сражавшихся с врагом. А я, так уж вышло, в сторонке стою — некого вспоминать. Ибо ни один из моих предков с германцем не воевал. Не мог физически. Со стороны матери вообще всё мрачно — родителей репрессировали, а потом и расстреляли где-то в Казахстане, она оказалась в детдоме. Всю жизнь не меняла фамилию, надеясь найти, но не смогла. И я до сих пор не смог, не помогает даже огромный опыт поисковой работы.

Со стороны отца всё чуть-чуть прозрачней. Дедов было. И все они были морскими офицерами, бились с японцами, один погиб на канонерской лодке «Кореец» в том памятном бою. Потом пришла революция, но мирная как бы жизнь не удалась — одного, ставшего машинистом паровоза, расстреляли, как крайнего. У оставшегося судьба была яркая. Большевик с первых дней, начиная от взятия Зимнего, он дослужился до комиссара флота, был руководителем Севморпути, гонял наших и китайских басмачей в Джунгарии, работал в разведке. Но ничего не помогло, в 37-ом был репрессирован и вкинут в Соловки, где потерял глаз. А потом — в туруханскую ссылку, где и просидел много лет. Характерно, что выйдя, он первым делом заявил: «Значит, так было нужно Партии». Реабилитировали, ввели в Совет ветерано-большевиков при Кремле, дали хату в Замоскоречье.

Несмотря на такую семейную хронологию, я сохранил ясность восприятия вопроса по сей день. Без шор и мифологем. Как бы ничего личного, я захотел всё проверить сам, и начал старательно изучать вопрос Гулага, напишу слово, как нарицательное…

Положив два десятка лет на предметную, полевую, камеральную и архивную работу, я, карапуз, знаю очень и очень многое. Это позволяет мне не читать худлитературу, как и яркую публицистику, сплошь (!) написанную дилетантами. Я читаю совсем другое — тоненькие брошюрки тиражом в 200 штук, изданные пенсионерами на свои деньги. Сам пишу. Многих авторов, настоящих знатоков вопроса, знаю лично, их фамилий тебе ничего не скажут.

Я на коленках облазил все лагеря Норильлага и даже застал время, когда на ещё не разрушенной территории некоторых функционировали предприятия, на одном даже работал — очень хорошо помню тесноту вышек, сохранившийся запах фармации одного из бараков, провалы периметра и контуры колючки. То есть, имею весьма специфические глубокие познания, позволяющие смотреть на феномен не туннельно, как это делает 100% активных трактователей и любителей исторических альтернатив.

Коротко пока — кругозор являет следующее: тема до сих пор не изучена. Почему? Потому что мешает сиюминутная политика. Однозначные объяснения-выводы сделать невозможно. Жизнь гораздо сложнее.

Я тебе, карапуз, расскажу толику малую, для размышлений пригодную, а ты уж как-нибудь постарайся сам выводы сделать.

Итак: Сталин гениальный менеджер, или… Что он сделал-проморгал, был ли иной выход — обо всём, что так сладко сусолится Глобальными Аналитиками.

Как известно, плотное изучение Норильска началось в 1919г. — выяснился полиметаллический характер месторождения. Металлы платиновой группы, медь, кобальт и никель. Самая большая в мире кладовочка, казалось бы — хватай! Однако вплоть до 1935 года Норильском фактически не занимались. Именно поэтому легендарный геолог и географ Урванцев быстренько ушёл работать севернее — его никто не слушал. Правда, далеко не ушёл — пришлось ему присесть пару раз, и надолго.

Кинут один трактор, как подачку — работайте... Норильск чуть ли не ежегодно передавали из ведомства в ведомство, пинали то в Иркутск, то в уральский Уфалей, прости господи… А никель Сталину был не нужен.

Но почему, что за дурь? Да потому, что в тридцатых начались переговоры с американцами, и в 1932 году был заключен договор на поставку никеля — металл повезли из Штатов. Гениально, да? А на Норильск забили! И тут случилось закономерное: вычислив приближение великих битв, американцы вскоре сказали: «Извиняте, но никель нами самим нужен, это броня, знаете ли…».

Оборонка СССР практически влипла, тут же началась движуха. В 1935 на территорию пришёл Норильлаг, и, наконец, покатило. Однако гениальный менеджер Сталин не сумел и сюда поставить гениального — были потеряны ещё пять лет. И только с приходом Завенягина машина закрутилась по полной.

Так что, увы, первый промникель был в минимальных объёмах добыт лишь в 1942 году, и на производство броневой стали кардинально не повлиял — вот так вот… Лишь к концу войны мощности сказались, а уж после понеслось… По сути же — проект прошляпили.

Срыв сроков повлёк и следующее фатальное последствие: Дорога жизни для Норильска, стройка 501-503, развернулась только перед смертью вождя и не была завершена. Дороги к богатейшим месторождениям планеты нет по сей день.

Гениально, не?

Ещё один провал — проект урановый.

Таймыр участвовал в нём двумя объектами: рудоносной площадкой «Рыбак» на севере полуострова, где обнаружился уран, и заводом по производству тяжёлой воды — дейтерия, он же «продукт «№ 180», он же «гидросилин». Для этого нужно много дешёвой электроэнергии и чистой воды, здесь сие есть в избытке.

А что с «Рыбаком»? Да ничего. Долгое время урановую промплощадку не могли найти. Дело было на контроле у Берии, боялись все страшно. В конце-концов, всё-таки решились признать — урана нет! И вот, когда отчёт уже ушел наверх, геологами были поднятии образцы с ураганным фоном! И тут произошло событие, которое и ожидать перестали, — с глубины 188 м из скважины на центральном участке месторождения подняли радиоактивный керн. Это значило, что есть перспективы мощной промышленной разработки, а геологи Сталину просто наврали… Представляете, что за этим могло последовать? Работникам «Рыбака» ничего не оставалось, как в тайне сбросить керны в глубокую скважину, а саму скважину взорвать. После этого взорвали и все остальные шурфы. Тридцать бочек с радиоактивной рудой были вывезены в бухту Зимовочную и утоплены в ее самом глубоком месте. Горное оборудование, компрессоры, электростанции «Мак-Лорен» и другая техника была взорвана или затоплены. Тысячи банок консервов рассыпали по тундре и давили бульдозерами и тракторами.

Все геологические коллекции и образцы были вывезены в Норильск. Здесь начальник геологического отдела 21 управления МВД Калманкин сел на надувной понтон, буксируемый моторной лодкой, разворачивал каждый образец руды с «Рыбака» и топил его в городском озере Долгом. Этикетки сожгли по акту.

А оборонка ждала бомбу…

Ещё один провал — Талнахское месторождение.

Урванцев настаивал на поисках в том районе. Да только Уфалею с Иркутском это было по барабану. В итоге в начале шестидесятых месторождение Норильск-1 было признано истощившимся, сам проект Норильск мог быть накрыт медно-никелевым тазом. Тут уж вспомнили и Урванцева, и чёрта-дъявола, ринулись на другой берег реки и нашли горно-рудную столицу России. Только в середине шестидесятых! Именно это месторождение и по сей день делает мировую броню и кормит все автоконцерны. Но история интересней.

Выяснилось, что и месторождение Норильск-1 не выработано! Сейчас там нормально так добывают мегатонный ценного металла, видны новые горизонты.

Но почему тогда оно в 50-х начало загибаться? Потому что геологи, доносами посадившие коллегу Урванцева именно за якобы сказки про Норильск-1, свои ошибки признавать не хотели. Боялись они. Тогда вообще все боялись.

Постой, карапуз, тебе ещё не всё понятно, как ты подумал.

Мог ли Норильск появиться без Сталина? Отвечаю — нет. Не было свободных кадров. Людей не хватало. Специалистов. Ведь с 1930 по 1936 прошлые руководители честно старались обойтись малыми силами. И не смогли.

Что ты говоришь? Можно было не городить тут полный цикл: комбинат-город, а спокойно вывозить руду СМП на Кольский, где и поставить мегазавод? Докладываю: не можно! Гитлер знал почти всё о Норильске, для него это был лакомый кусок. Подлодки Деница для того и были запущены в Арктику — им надлежало полностью перерезать морские коммуникации. Рудовозы попросту топили бы. А уж суперкомбинат на границах с Финляндией и Норвегией… Тогда бы Кольский полуостров был оккупирован очень быстро. На 100%. Кстати, спасая производство от немца, заводы Кольского в войну вывезли именно в Норильск. Как и Соловецкие лагеря, где мой дед потерял глаз. Перегулагил от судьбы в Туруханск, но и здесь влип в норильский вопрос — стройки 501-503 были предназначены для сухопутной транспортировки стратегической продукции. Чтобы от моря уйти, в случае чего. От американских подлодок.

Ещё один прокол Сталина на северах — сеть полярных станций, часто поставленная не столько для науки, сколько для демонстрации флага. В реальности к их значению и трудной итогам работы отнеслись наплевательски. Их попросту предали.

Перед самой войной, в августе 1940 года произошло беспрецедентное событие, когда Стиалин разрешил и даже помог осуществить проводку Северным морским путем немецкого торгового судна «Донау», в действительности — вспомогательного крейсера «Комет» нацистского флота. Командиром рейдера был капитан Роберт Эйссен, один из опытнейших гидрографов немцев. До территориальных вод СССР «Комет», по договоренности, чтобы не вызывать международного резонанса, шел под видом советского парохода «Семен Дежнев», с соответствующей надписью на борту и флагом Страны Советов. Начальство Главсевморпути с благословения правительства угодило гитлеровцам на славу — обеспечило их лоцманами и секретными картами советского сектора Арктики. Группа ледоколов «Ленин», «Иосиф Сталин» и «Лазарь Каганович», работая посменно, за 23 дня провели «Комет» до Новосибирских островов, откуда рейдер уже сам по чистой воде вышел к Берингову проливу… Правда, по слухам, параллельно рейдеру на всем протяжении шла советская подлодка типа «Щ» с приказом потопить рейдер с случае получения распоряжения сверху. Фашистский крейсер в сентябре 1940 года вышел в Тихий океан, где, по мнению американского адмирала В. Маршалла, добился исключительных успехов. За полтора года пиратской деятельности «Комет» потопил девять судов союзников общим тоннажем 65.000 тонн, захватил одно судно с грузом олова и каучука и разгромил центр по переработке фосфатов на острове Науру…

Этот самый «Комет» представил немцам колоссальный массив информации, наметил места будущих полярок, уже германских, точки базирования и отдыха подлодок, чем позже в полный рост воспользовались волки кригсмарине, принявшиеся топить караваны и расстреливать полярные станции, находящиеся на северах без всякой боевой поддержки.

Запустили свинью в огород. Ох, как же это потом аукнулась людям, тонущим в ледяной воде, и сгорающим под обстрелами на полярных станциях…

Видишь, карапуз, как всё сложно?

А теперь следующий вопрос, мучающий умы аналитиков-фантазёров — вот бы процветание наступило на Севере, проиграй большевики гражданскую войну! Россия-матушка, за родину-заверу-за колчака-ура!

Докладываю-2 — хрен.

Ты не знаешь этого, но знаменитая норильская экспедиция Урванцева-Сотникова была направлена Колчаком вовсе не на поиски полиметаллов. Основная задача — гидрографический промер Енисейского залива. Для чего, что это за срочность и разбазаривание ресурсов адмиралом в столь сложное время? А для того, чтобы, согласно договорённостям, в Енисей, как и в Обь, мог зайти боевой флот Антанты. Англичане и американцы, напомню. А что бы было, влезь эти хлопчики в самый центр страны мощными флотами? Правильно мыслишь, карапуз, если Норильск и появился бы, то был бы он пиндосовским. Со всеми вытекающим и для двух половинок России. Впрочем, восточной части долго жить не пришлось бы.

Они бы и сейчас тут сидели, как на Кубе, хрен выгонишь. Или таки сомневаешься?

Ещё одна сладость альтернативных историков и трактователей процессов — эх, вот бы не было большевиков вовсе! Зажили бы!

Не скажу за всю Россию, а вот Сибирь точно не зажила бы. Потому что перед самой революцией процесс захвата иностранными компаниями енисейских земель шёл очень быстро. Здесь, увы, нет места для подробного анализа, лишь немного вкину...

Был такой промышленник знаменитый промышленник Сидоров, патриот и энтузиаст неугомонный. Очень много доброго для Севера и Сибири сделал. И подорвал здоровье в борьбе с иностранцами, в частности, со знаменитой «Кох-и-Нур», стремящейся через связи в правительстве оттяпать у промышленника месторождения графита в районе Курейки.

Он писал доклады правительству, которое его не слушало в принципе.

Вот такие, например:

«О противодействии енисейским губернатором производить в 1863 г. промеры устья Енисея иностранцами и плавать морем к устью Енисея (1863 г.)».

«О стремлении иностранных держав и торговых людей к северному поморью (1869 г.) ».

«О развитии промышленности Севера Петром и Екатериною Великими до того положения, что оно становится грозным и опасным для иностранцев. О разорении всего своего, созданного в нем, и об уничтожении всякой промышленной деятельности в крае».

«Об уничтожении графитного промысла в Сибири».

«О необходимости оградить право собственности России на Карское море».

«О сухопутной шведской экспедиции к устьям Енисея докторов Трибона, Брокера, Тиля и Арнеля».

«О новом стремлении иностранных агентов к истреблению лесных богатств Севера».

«О предложении норвежских промышленников, заявленных через шведского посланника и полномочного министра Бьернштерна М.К.Сидорову и г. министру финансов доставить графит с Енисея в С.-Петербург для казенных заводов по цене дешевле всех наций».

«О ввозе иностранных товаров в устья сибирских рек».

«О необходимости крейсера в Северном океане».

В ответ его просто гнобили.

Зато приснопамятный Йонас Лид, шпион, политик, дипломат и коммерсант, гражданин нескольких стран, включая США, постепенно всё больше и больше захватывал Енисей. Имеено он начал вывозить сливочное масло Енисейской губернии в Скандинавию, где его перепакопвывали и начали продавать под никому ещё неизвестной маркой «Валио».

Ещё пяток лет после 1917-го, и вся стратегические сырьевые предприятия, как и месторождения Сибири были бы выкуплены или сданы в вечную концессию.

Или ты, карапуз, всерьёз считаешь, что люди восстали против режима просто спьяну?

Ну-ну.

Ещё сложней становится картина, когда ты начинаешь прикладывать к теме не абстрактные хотелки бодрых писунов, а настоящую, живую локальную историю, единственно правдивую среди всех историй, которые эти же писуны, глобализируя, коверкают до невозможности.

Бывали Гулаги и Гулаги. Очень небольшое количество лагерей действительно работали на народные стройки. Остальной массив… Похоже, вожди зачастую просто не знали, что с ними делать, заставляя людей валить никому не нудный лес, который хрен вывезешь.

Но были действительно совершенно уникальные суперстройки, появление которых не представлялось возможным при других раскладах — однозначно. И которые, безусловно, после войны спасли СССР от глобального ядерного удара, не сомневайся, карапуз, он был бы, если бы не Норильск и иже с ним…

Вот такой Сталин, вот такие Советы.

Вождь, зверь лютый, отнюдь не гениальный менеджер, но гениальный стратегически провидец. Ошибающийся одиночка, способный, тем не менее, переть дальше со всей мощью и дурью, утягивая за собой всю страну. И тем её спасая. Так что думай сам, карапуз. Не читай лишнего, лучше прикоснись лично, чай, найдешь лагерёк поблизости.

Здесь расстреливали? Да. Часто и много? Нет. Если твой предок был расстрелян в Норильлаге после 37-38, то, скорее всего, его убили после попытки побега. А бежали? Ещё как.

И, да (отвечая на многократный вопрос) — магазины со свободной продажей внутри лагерей Норильлага действительно были, но только в лагерях, а не в лагпунктах и лагкомандироваках. И постельное бельё.

Этого не было в колымских лагерях, никому, по большому счёту, не нужных...

Сложно? А ты думай, родной, думай.

До встречи.

Метки:

Locations of visitors to this page

Пока отдыхал от социалок, ангинил и гонялся за ружьями, книжка, оказывается, вышла. Килограмм весу!
Норильчанам и северянам - особое внимание. Полный северный цикл в одном кирпиче.
-----------

http://read.ru/id/3948453/?utm_source=yandex_search&utm_medium=cpc&utm_campaign=yandex_market_books
Locations of visitors to this page

forzac  Strategija VIIДоклыдываю: круглая цифра, первые тридцать книг с автографами разосланы заказавшим. Один срыв, пришлось пересылать. Супруга занимается, пока не ропщет. Осенью быдо попроше, народу на почте поменьше.
Она же принимает заявки от тех, кому хочется параньше приобрести электронки уже вышедших в бумаге книг.

http://samlib.ru/comment/d/denisow/avtografdoc

Картинка из книги «Стратегия. Возвращение».

-------------------

Метки:

Locations of visitors to this page

Докладываю:
ИД «Ленинград» готовит к печати омнибус «Герои нашего племени», в который войдут все три книги цикла: «Озеро», «Остров», «Оазис», написанные мной в период с 1998-го по 2004 годы.
Срочно нужна общая аннотация, потому чуть торможу текучку и сажусь сочинять сублимат. Об остальном сообщу по факту.

-------------------

NPC038A
Locations of visitors to this page

Locations of visitors to this page

Йуные коммунисты, родившиеся край в серёдке 80-х, могут думать что хотят — не интересует. Я ить знаю, что никакие США нашу страну не рушили. Это мы сами решили сделать. Я решил, лично. Решил сходить в общество потребления и свободы.
Не жалею, кстати.
Бацилла потребления есть в любом человеке, была она и в каждом советском. Повторяю, в каждом. Я, как историк гулажный, отлично ведаю, как распределялся кожано-твидовый ленд-лиз среди суровых красных начальников сталинской закалки. В драку. Все хотели трофейный «цундап». И патефон «телефункен».
Это нормально.
70 лет — математически пренебрежимая величина, если мы говорим об идее сотворения человека постпотреблядского, т.е., коммунистического. Для этого и 700 лет мало. Боюсь, и 7000. Много еще парсеков нам свистеть до светлого «от каждого по способностям, каждому — по потребностям».
Ну, мы и потребляли. Сладкое-западное. А что?
Джинсы, конечно. С гиперконским ценником. 1976-й год. Иногда удавалось потребить батник и куртку.
Обувь вполне устраивала ГДР-овская. Да и болгарская была ничо так себе.
Диски, конечно. Пласты. С конским ценником. Чо там ещё? Жвака? Не, это несерьёзно. Сиги амерские, когда достанешь.
Собственно, этого хватало.
Вечерние посиделки под трехзвездочный армянский и прослушку Пинков — красота, что тебе ещё надо, собака?
Бары были, в них было всё то же проапельсиновое дерьмо за 2.20.
Не знаю, как там в ваших пырловках, а у нас с сексом было все зашибись.
А тут и перестроечка, опачки, иди сюда! До сих пор не понимаю, что мешало Горби не воду мутить, а тупо разрешить малый бизнес, как это сделали китайцы? Сферу обслуживания, кафешки, торговлю… Шейте вы свои джинсы! Вместо этого пришли к приватизации монстров, а всё мелкое забрали в тупые МУП-ы, сделав аренду средством кормления чиновников…
Ну, я не об этом.
Диски были дороги, а рок-н-ролл внезапно умер.
Пришло диско — нахер тут пласты? Все перешли на мафоны. Можно только глазами хлопать, вспоминая, как пресловуто неуклюжий Госплан реагировал на спрос! Тут же появились катушечные монстры, хай-фай усилки и напольные колонки, всё с отличным звуком. Да, там регулярно что-то вылетало, сказывалось несовершенство элементной базы, но всё так же быстро подрабатывалось. ЗП мне позволяла, и я всё это потребил.
«Телекастер» я не потребил, потребил «Музиму». Но музыка писалась, писёнки пелись.
В 1985 внезапно выстрелил русский рок. Настоящий, а на макаревичевский. Питерский и свердловский рок-клубы, ошалеть, какое кол-во групп и концертов! Естественно, всё западное было задвинуто, идите вы в жопу с вашим диско. Мне нравилось заправлять ленту, переписывать друг у друга вечерами… медитация. Естественно, под трёхзвёздочный.
Тогда же я купил первый цветной ТВ, отечественный, но с щелевым кинескопом. Друг сваял мне проводной пульт-кирпич. Клац — канал переключается, красота! Подоспело первое кабельное, пошла вся порнуха боевическая. Песня! Видак, естественно, опять переписывания…
Стена рухнула. К тому времени я уже начал догадываться, что ценность порухи не в потреблядстве, а тупо в возможности поехать, куда хочешь. И только.
Потому что выяснилось — мы опоздали. В общество потребления надо было приходить раньше.
Отменили нахер винил. Давай все соскакивать на CD… А звук уже не тот. Ну да ладно, терпимо. Бобины заменили на кассеты, причомна все долга-долга уговаривали друг дружку, что слушать это дерьмо таки можно…
С джинсами стало кисло. Вместо классики в Москву поналезли какие-то поляки, внедряющие пошлую варёнку. Кошмар. С этим тоже разобрались быстро, Прохоров наварил. Помните такие штаны — «Пирамида»? Отечественные, кстати. Потребил.
Только вроде бы привык слушать дерьмовый звук, как подпёрла цифра.
Тут уж я заподозрил конкретно! Худо дело, начинается атомизация потребления. Падает качество всего, везде халтура и тлен.
Пройдитесь ныне по Кузнецкому мосту. Отчётливо видно, как любимый наш нарядный гламур кисло съёживается, сдавая позиции хипстерам. А что такое хипстер? Дерьмо это, а не потребитель. Зара, ашэндамс, вечные конверсы, очёчки и взгляд вниз, на смартфон. Там музыка. Её слушают. Как слушают, не понимаю. Вот она, атомизация потребления. Потребление дерьма в сетевых структурах и ресторанах, только в последних подороже.
Взгляд вниз. Сам в себе. Скоро перестанут звонить, только текстовые, даже если на одной скамейке. Мировой экономике не позавидуешь.
Чота отвлёкся…
Книги! Переводнуха фантастичная. Но тут быстро выяснилось, что почти все толковое я уже прочитал, перевели раньше.
В 1998-м решил купить новый телек. Пришёл в магазин «Ольга», а там новые ценники. Лютые, радикальные. Я превратился в куб, от злости мерцающий прожилками на гранях. Самоходные свойства исчезли, только кантовать к выходу.
Рядом кубились продавцы, охреневшие ещё более моего — кто это теперь купит?
Дефолт, на! Не помню, как тогда всё разрешилось, но ЗП выросли, все подогналось, и уже через полгода я потребил флагманский панас.
Еда? Я вас умоляю. Помню, как в начале 90-х в Норильск навезли всего вообще, особо импортных колбас. Настоящих, дорогих. В обсыпке и без. Из отовсюду. И чо-1? Поел город это дело с полгода, и импорт начал сдуваться — невкусно! К тому времени я уже поездил по европам и вполне мог определить — гонят не подделку, это то же самое, что ел в Берлине.
Собственно, и сейчас всё так же. Желающим проверить предлагаю начать с центра — с «Гастронома №1», что в ГУМ-е. Подойдите к этим прилавкам с импортными колбасами, посмотрите на степень старости, заветренности… Не берёт никто. Все врут, никто не берёт.
Не родное, не вкусно.
А вот свежая подмосковная буженинка с жирком…

«— Привет! — Салам! — Чем занят? — Докторскую хуячу! — Диссертацию?! — Колбасу!».

Так что же я теперь потребляю? Джинсы. Всё те же вранглера. Ну, я их всю жизнь добывал, и всегда добуду. Левиса давно уже ничего не производят сами, раздавая лекала всем желающим полякам и румынам. Ли — аналогично. Да и вранглерята повыводили все фабрики в Мексику.
Смартфон?
Не-а. Давеча забрал у дочки крошечный самсунг с тупым андроидом-2, отключил на нём интернет, превратив устройство в звонилку.
Психанув недавно, купил таки ресивер «Хармон-Кардон», подключил к нему старые английские колонки TDL. Успокоился.
Бары? Никакие сладкие коктейли пить не могу, тошно. Крепкие напитки не катят.
Пивас? Как и все вы, попробовал всё.
«Золото Путоран» — местное, живое, нефильтрованное. Этого человеку со вкусом вполне достаточно. Хотя я не пивной гурман.
Лучшая сырокопчёная колбаса на планете производится у нас.
Одежды минимум. Летом наткнулся на обувь «саламандра», вы помните. Такая же добрая. С зимней одеждой ещё проще — только пуховики «Баск». Мне ничего не нужно рассказывать про пуховики. Ни про канадские с гусятиной эмблемистой, ни про финские. Наш родной «Баск». Модель «Хан-Тенгри». Единственная куртка, которую я могу надеть поверх простой футболки, выйти на 50-грудусный мороз и гулять себе спокойно часами.
Что-то зимнее от «Ред Фокс», тоже наши.
Атомизация работает. Стационарные копмы в квартирах постепенно вымирают, теперь уже и планшеты просели. Смартфон! И взгляд вниз.
Что это за общество потребления? Дерьмо это, а не общество. Омманули.
Опоздали мы.
Рок-н-ролл не реанимируется, на сексуальную революцию не успели, голыми на Вудстоке не сплясали, а педрильное уж точно не привлекает.
Что забыл? А! Социальные сети!
И чо-2? Отключат ФБ… Ай, пичаль-разлука… Ещё и ВК сбежит? Спокойно уйду на Самиздат, меня там многое вполне устраивает.
Есть крутые машины, яхты, дворцы. Но мы-то здесь причём?
А вы уверены, что точно знаете, как отреагируете на снижение плотности автодвижняка в Москве? Хорошо, нарвётся глупая баба-меркелиха на подрез мерседеса, будем считать суициды? Не будем. Вот хитрая англичанка точно не нарвётся, рейнджы никуда не денутся.

Так чем меня можно напугать?
Мы ведь стену не возводим. Мы не отрезаемся. Ездили, и будем ездить.
Не пустят в Голландию?
Уверяю, планета велика. А исламская Голландия скоро сама откроется. Лет двадцать, и вся евроспесь исчезнет под зелеными знамёнами Пророка.
Это они отрезаются, совершая экономическое безумие — отказ от рынков сбыта.

А вот мафон катушечный хочется почему-то…
«Акай-777», я его так и не потребил.
Но это не критично ведь?

Доброго дня всем, всё будет хорошо!
Locations of visitors to this page

А вот и посылочка с вечерними оленями! В этот раз я увидел свою новую книгу достаточно быстро. Вторая часть цикла.
Ещё не были на Кристе?
Напрасно, там интере-есно...
---------------
DSCF3872
Locations of visitors to this page

Читать дальше...Свернуть )Читать дальше...Свернуть ) Ну, привет, карапуз.
Сегодня мы поговорим о мечте. Мечте о том, чтоб вокруг всё было, как в Европе. Красивенько, чистенько, уютненько. Много брусчатки и качественного асфальтобетона, клумб и фонтанов, отреставрированной старины и нового стекла.
О качестве окружающего нас урбан-пространства.
Чего, чёрт возьми, порой страсть, как не хватает.
Для начала договоримся: мы с тобой люди умные, в европах этих ваших бывали, а так как люди мы непоседливые и любознательные, то берём машины напрокат и катаемся, в т.ч. и там, где не просят. А потому видали и кошмарные помойки, и грязь на задворках европейских городов, и лютый бардак нацрайонов…
Но в целом — понимаем, о чём идёт речь.
Дайош красивый город! И пригород. И село. И дороги.
Вы о чём мы с тобой поговорим.

В предысторию.
Так уж вышло, что в России издревле не было большого смысла строить дороги. Большую часть времени года они пролежат под снегом. Как вот у нас, в Норильске. Все любимые стёжки скоро спрячутся, всё, прекращай мечтать о дальних поездках, либо доставай снегоход.
В холодном климате магистраль имеет стратегическое значение лишь в том случае, если у тебя есть качественное снегозадержание и механизированная снегоуборка. Пустил тяжёлый грейдер ДЗ-98, и ура. Чисто, можно ехать. В противном же случае…
С другой стороны, у нас были и есть великие реки с многочисленными притоками, которые тоже приличную часть года стоят замёрзшие. Вот это — магистраль! Природная.
Поэтому России издревле транспортное сообщение шло именно по рекам, а город, что стоял не на хорошей судоходной реке, и не город вовсе, а короткий эксперимент.
Дороги же мы начали строить исторически недавно.
С упором на железку, её легче было чистить зимой.
Ну, это так, для общего понимания некого природно-стратегического.

Однако нам с тобой сейчас интересен иной фактор.
Фактор культурки.
Той самой, в которой с придыханием так любят говорить колонисты №5. Той самой, которой нам, ватникам, якобы катастрофически не хватает.
А вот у бельгийцев её в избытке. И у немцев.
«Вот в чём настоящая причина! — кричит колонист. — Вот где иха такса порылась! Умеют! Всё делают исключительно добротно и качественно, причём в рекордно короткий срок. А ты, Ванька Свиркин, не умеешь! И не ценишь. Веником сыру землю не подметаешь. А они свой асфальт подметают!». И так далее.
Сия мифологема, давно и надёжно отвлекающая нас от Главного, столь интересна, что я очень хочу остановиться на ней подробней.
А для того опять прибегну к самоцитированию.
На этот раз — фрагмент из новой книги «Путь на Кристу. Новичок». То есть, «Путь на Кристу-2». Говорят, книга уже в продаже, но я пока не видел, далеко живу.
Там будет разговор нового главного героя с героем первой книги, Германом Ростоцким, если ты читал первую часть. Фрагмент длинный, но я таки посоветую потратить минут семь, не пожалеешь.
Полезно об этом задуматься…

Итак:

«Серый кардинал Манауса и реальный лидер русской общины вздохнул.
— Зато притащил станки: токарный и фрезерный! А по золоту… Фактически не привёз, так самую малость для текучки. Мне пришлось по приезду лекторий проводить в Бриндизи! Многие из наших интересовались, знаешь ли. Хорошо, расскажу, заодно и время скоротаем.
— Обещаю слушать внимательно.
— Я ведь на Земле настоящее исследование провёл, — и он, предваряя закономерный вопрос, дополнил: — Заказал специалистам под видом моделирования финансово-экономической игры.
— И что?
— Стоит вбросить в рыхлую экономику Леты килограмм пять золота, как его цена резко упадёт. Дело даже не в килограммах, а в самом факте вброса. Сейчас на одну монету «большой манаусский доллар» можно купить раскрученный солидный ресторан вместе со всей обслугой на год вперёд. Или большую мастерскую. И что делать с привезённым, скупать всё подряд на халяву?
— Разве это не цель?
— Не цель. Скучно и просто. Мне никто не мешал делать то же самое и в прошлой жизни, с колоссальным выбором объектов вложения! — усмехнулся он. — Золото на Земле способно решить любые твои проблемы. И чем круче кризисы, тем больше к нему доверия, просто очень немногие имеют серьёзный доступ к этому интересному металлу. Люди уже в виртуальную валюту готовы уйти, лишь бы избавиться от эмиссионного доллара… Тем не менее, я нахожусь здесь! Почему, как ты думаешь?
— Попробую догадаться, — улыбнулся я. — Азарт? Спортивный интерес?
— Можно сказать, что так. Золото… Мало кто знает настоящую цену этого феномена, как и его роль в истории развития цивилизации. Как ты думаешь, чем определяется высочайший уровень бытового комфорта и организации пространства в странах Европы, особенно северной?
— Работать люди умеют. Обживаются грамотно. Культура поведения высокая.
Хлопнув рукой по столешнице, Ростоцкий громко захохотал.
— Китайцы работают лучше всех! Малайцы и вьетнамцы не хуже, уже перехватывают заказы, всё больше заводов ставят в странах ЮВА. У тебя айфон был?
Я понял, куда он клонит.
— Был. Я тебя понял.
— Скажу тебе по секрету, Дар, что все люди на Земле могут работать хорошо… Одинаково хорошо, заметь! Те, что раньше целый день сидели в гамаках на пляже или собирали кокосы, сейчас лучше прочих собирают сложнейшую технику. И что это значит: обживаются грамотно? Если нация, народ, состоялись и выжили, оставшись на ленте истории, значит, они обживались грамотно, в противном случае просто не выжили бы. Что, скажешь, таёжные эвенки или тундровые ненцы неграмотно обживаются? Мы с тобой так не сможем. А уж про культуру… Самые культурные — монахи в монастырях.
— Значит, золото?
— Именно так. А если точнее, всё дело в количестве золота, вложенного за всю историю страны в квадратный метр площади территории без потери итога. Накопительная система, тянущаяся из поколения в поколение.
Ростоцкий медленно помешал чай в стакане.
Я терпеливо ждал.
— Чем меньше территория, тем проще, это очевидно, так? Однако золото само по себе на территории не появится, если нет месторождений и крепкой власти, способной эти месторождения удержать в своих национальных руках. Естественно, имея в виду золото, я сейчас подразумеваю и иные носители ценностей в себе: другие благородные металлы и драгоценные камни — на начальных этапах развития. Ценные бумаги, деньги вообще. Давай для примера рассмотрим Испанию…
— Стоп! Не надо Испанию, на них с Грецией весь Евросоюз выспался. Лучше возьмём кого-нибудь благополучного… Голландию!
— Ускользнуть хочешь? Не получится, Дар… Да, голландцы первыми совершили буржуазную революцию. Что и позволило им осуществлять новую колониальную политику. Этот хитрый народ привлекала не только испанская Америка, но и бывшие азиатские колонии Португалии — регион был населён народами с высоким уровнем культурного и экономического развития. Поработив их, Голландия получила обширные рынки сбыта. Одновременно в огромных количествах и за бесценок они вывозили к себе дорогостоящие восточные товары. А золото и серебро американских рудников хотели заполучить? Да. Однако предпочитали грабить караваны испанцев, а не лезть в самую кашу захватов, проблем с охраной и эксплуатацией рудников. Золото и серебро, вывезенные голландцами на историческую родину, стимулировали экономику — шёл колониальный грабеж, как необходимое условие процветания. Потом пошла история с торговыми войнами. Испания отступала, теряя контроль за торговлей. Ведь мало добыть драгметаллы в рудниках или отнять у индейцев! Надо продать с выгодой, а это целое искусство. Вскоре почти треть всей торговли золотом находилась в руках голландцев и фламандцев. Сколько всего голландцы вывезли золотишка, посчитать невозможно. Адское количество! Настало время, и в Европу хлынул поток золота из Бразилии — как раз в тот момент, когда Португалия и Англия подписали договор, по которому британские коммерсанты получили ряд льгот в обмен на снижение пошлин на ввоз португальских вин. Португалия открыла и свой рынок, и рынок колоний для ввоза английской мануфактуры. Местные бразильские мануфактуры сразу загнулись, а за английские ткани платили отнюдь не вином, которое британцы пить не хотели, а чем?
— Золотом, — тихо сказал я.
— Бразильским золотом! Португальцы не только убили собственную промышленность, но ещё и абсолютно по-варварски развалили мануфактурное хозяйство, только зарождавшееся в Бразилии. Закрывали сахарные заводы, был наложен запрет на строительство путей сообщения в горнодобывающих районах, позже ткацкие и прядильные мастерские Бразилии просто сожгли! Тем временем Англия и Голландия, занимаясь контрабандой золота, нажились с лихвой, хапнув более половины драгметалла из налога, выплачиваемого Бразилией португальцам. Ну и работорговля, конечно, в которой голландцы тоже отличились на загляденье, толерантные такие… Но для нашего разговора это не важно. Важно другое — далеко не всё вывезенное в метрополию золото бездарно проедалось и пропивалось, хотя даже в таком случае золото оседает в стране, если ты не тратишься за границей. Да, какая-то часть ушла на поддержание искусства, как потом выяснилось, с правильной перспективой, вполне рыночные инвестиции. Однако очень много средств оседало непосредственно на земле. Строили хорошие дороги и города, дамбы и мосты, сооружения и храмы. Инфраструктуру! Капитально! Ты бывал в Европе?
— Кто сейчас не бывал? — небрежно бросил я.
— Обратил внимание, что европейцы хвастаются исключительно наследственной стариной? Тебя привезут в костёл, на руины, в замок, покажут остатки старой римской дороги или акведука — это особенно круто, если римское… То есть, покажут унаследованные золотые монеты, вложенные предками в квадратный метр площади метрополии. Исторически сохранённые в земле слой за слоем, последнее особо важно. Чем больше слоёв, тем качественней пространство для жизни.
— Ну почему, и новое есть!
— Да не смеши! Мне не надо рассказывать, я всю Европу объездил, и жил, и работал.
— Вилла на Лазурном куплена?
— Не угадал, виллы нет! — рассмеялся Герман. — Были по молодости такие мысли… которые возникают у любого человека, ставшего богатым. Не стал покупать. Так, пара квартир. Зачем? Это же якорь! Летом частенько заезжал к своим друзьям в Испанию, на Коста дель Соль, вот у них там вилла. И что? Я приехал, недельку погостил, и дальше — на Карибы или в Южную Америку. Те завидуют, а своё не бросишь — держит! Как же: вот море, вот пляж, зачем ещё куда-то ехать? Так и сидят на одном месте годами.
— Квартиры — тоже нехило.
— Брось, это чисто инвестиции, как жильё не интересует… Так вот, про новое не надо. Новое показывают Штаты, и то на излёте, если не спохватятся вовремя. Сейчас всё по-настоящему свежее находится на другом конце планеты.
Хорошо здесь.
Стены большого зала стилизованы под сруб, пол дощатый красного дерева, не паркет, однако видно — дорогой, поди, палисандр какой-то... В углу — русская печь, не затоплена, слава богу, хотя ночами и тут бывает прохладно. Окна приоткрыты. Из ближайшего к нам, напротив которого и стоит полюбившийся Герману столик, открывается вид на улицу, даже видно кусочек реки. Персонал ходит в фирменной одежде, тоже без особой поскони, переговаривается тихо, не мешая беседам посетителей. Двери на кухню открываются редко, запахов готовки почти не чувствуется. Конечно, никакая это не таверна, а нормальный ресторан, где кроме стандартных дневных комплексов есть и дорогое меню a la carte. По времени суток и публика разная. Музыки нет, ещё не время.
— В Сингапуре довелось побывать?
Я отрицательно качнул головой.
— А в Шанхае? Неужели и в Дубай не ездил? Ну что ж ты так, — расстроился собеседник. — Вот там действительно новое. Отлично видно, что может сделать высокая плотность золотых монет на квадратный метр… Западноевропейские страны вывезли из колоний чудовищно много золота. Невообразимо много, фактически ограбив огромные территории. И вложили в свою инфраструктуру, порой бездарно. Испания могла сделать себе золотое царство. Но не сделала. Голландцы ненадолго вторглись в португальскую Бразилию, но вскоре удрали, начав бодаться с испанцами в их южноазиатских владениях. И опять — страшно представить стоимость добычи, захваченной в Индонезии голландской «Ост-Индской компанией», слышал о такой?
Почти не слышал, но кивнул.
— И что осталось от былого величия? Почти всё профукали, хотя и построенного предками хватило для долгих веков благоденствия потомков.
— Голландцы отдали британцам Нью-Йорк, насколько помню, — вставил я.
— Как и остальные территории в Северной Америке. Про британцев, оставшихся с носом после войны за независимость не будем, и так всё ясно?
Я согласился.
— Именно колониализм стал стартовым ускорителем… Позже — неоколониализм, это азы. Лафа за счёт других. Золота было много, а метрополии территориально невелики, грех не вложить его в парки и библиотеки! Соответственно, в качество пространства, окружающего даже простого человека и, соответственно, в уровень жизни самых опасных, в плане возможных протестов и даже бунтов подданных. Можно только удивляться беспечности бывших крутых колонизаторов — а чего так мало сделали за такие бабки? А сейчас… В Голландии находится самое большое промышленное сооружение Европы, знаешь, что это?
— Да откуда!
— Нет, не автозавод. Огромная теплица для выращивания цветочков, вот такая история. Однако, мало вложить бабло в квадратные метры, теперь надо сохранить итог вложения! Бразилия, как ты уже знаешь, не сохранила, не дали... Китай, который японцы после нашего поражения под Цусимой и Порт-Артуром начали не просто щипать, а бессовестно грабить, тоже. А что Голландия? Нападали на страну степняки? Порушили их гитлеровцы? Нет, немцы не стали обижать послушных соседей-мимимишек, своевременно выработавших философию самоподчинения, покорности. Под того ложились, кто сильный. Под Гитлера, под Америку с НАТО. Удобно, вложенное предками не разрушается! Ну, в Барселоне-то бывал?
— Вот там был, — признался я с охотой.
— Барсу никто не бомбил, не разрушал — какая красота вокруг! А вот на Корфу в Керкире несколько домов так и не восстановлены после бомбардировок.
— Немцев бомбили, и ещё как! — напомнил я.
— Так их и отстраивали заново всем миром. Часть Европа с Америкой, часть мы, дураки. Заново вкладывали в чужую территорию уничтоженные войной золотые монеты. Да и далеко не всё разрушили…
Я вспомнил, скольким странам мы помогали после войны возрождаться из пепла. Жуть! У самих территория без единого рубля на километр…
Хлопнула дверь кухни, официанты понесли очередные заказы. Оживление, быстрые тихие разговоры предвкушающих.
Кроме нас, в зале сидит группа европейцев и две смешанные парочки, которым, похоже, кроме них самих, никто не нужен. Оглянувшись, я увидел сидящую в углу среднего возраста женщину-азиатку с газетой в руках. Перед ней на столе стояла чашечка кофе и блюдце с пирожными. Спокойная публика.
— Бразилия, как и Китай, тоже начала всё сызнова, — буркнул Герман.
— Про Россию специально не говоришь, чтобы я не заподозрил в тебе патриота? — с ехидцей спросил я.
— Патриотизм — это естественное состояние нормального человека. Хорошо, давай о нас. Я уже говорил, что все люди обживаются качественно. И вот, вложились они, построили, уж как смогли, дороги, города и храмы. Зажили, надеясь, что ещё и праправнукам хватит. Бац! Прибежали степняки, все рубли из земли вынули и сожгли. Пропал человеческий труд, исчезла наследственность вложенного золота… Ладно, собрались с силами, нарожали детей. Только отстроили Москву заново — пришёл какой-нибудь очередной тохтамыш и опять всё спалил, всё насмарку. Кто там был после? Поляки?
— Пусть будут поляки, так им!
— Европейцы, заметь. Следом — Наполеон с факелом. И так бесконечно. Не приживается золотой в земле, хоть убейся, каждый раз после нашествия приходится всё начинать заново. А территория страны огромна! Сравни теперь наши расклады с Голландией, которая, даже не моргнув от стыда, стала политической проституткой ради сохранения тех золотых. Впрочем, как и прочие карликовые страны, — что при Гитлере, что позже при Америке. И они, в составе сводных армий, постоянно отправлялись искать новые колонии, понимая, что другого способа процветания при таких маленьких площадях и скудости ресурсов просто нет! Куда шли? В Россию, в том числе, чтобы благоденствовать за счёт других. Кто из европейцев на нас не нападал?
Попытался вспомнить. Не смог.
— Болгары, вроде? Говорят, что ни один болгарский солдат против нас не воевал.
— Ерунда всё это, отговорки. Если ты стоишь на стороне гитлеровской оси, то, значит, воюешь, даже без посланных солдат, как воюет любой военный завод или тыловой склад противника. Одни поляки во вторую мировую, как бы их сейчас ни полоскали, не сдались, не переметнулись к Гитлеру. Остальные… Как вообще венгры оказались под Воронежем? Сами пришли, или воспользовались моментом, сволочи? Мало того, что эти карлики разрушали наши города и веси, они тащили к себе ресурсы, слышал, что немцы даже чернозём с Украины вывозили, не проверял на правдивость.
Мне осталось только плечами пожать.
— Так что все эти истории в пользу бедных про высочайший уровень «всего вообще» у западных народов, который якобы и превратил страны Европы в сплошное пространство кайфа — чушь собачья! Бабки! Единственный реальный способ проверить рабочие качества нации, если уж это кому-то захочется, видится мне в варианте установки капитальных изгородей между всеми странами, полный запрет внешних контактов, и анализ сто лет спустя! Герметичные системы. Вот тогда и выяснится, кто чего реально стоит... Впрочем, за примером далеко ходить не надо, почитай воспоминания русских моряков, которые одними из первых посещали закрытую тогда островную Японию. И что они там увидели грандиозного? Небоскрёбы? Роскошное образование? Может быть, промышленность? Да ничего подобного, они увидели кошмарно отсталую страну… Все мемуары полны «хи-хи». Кстати, как ни парадоксально звучит, Японию спасла атомная бомба! Если бы на острова вошли наши и американские войска, то от всех вложенных в квадратный метр золотых не осталось бы и следа. И я очень сомневаюсь, что корейцы и китайцы, по примеру соседей поверженной Германии, стали бы помогать кровавому соседушке возрождаться из пепла…
Лекторий, говоришь? Да ему и надо лекции читать.
— Что же, твоя теория проста и понятна, — вставил я. — Согласно ей, России ещё в свои квадратные метры вкладывать и вкладывать. При этом сделав так, чтобы больше никто никогда на неё не нападал, не грабил и не выжигал уже вложенные несчастные рубли.
— Верно. Это касается и Китая, и Бразилии. Бразилии будет проще, как и нам. Что сейчас делает Китай с его колоссальной численностью и ограниченными ресурсами? Колонизирует Африку, потому что больше некого… Без этого им никак. Китайцам очень нужны ресурсы континента, и они их получают! Китай вцепился в Африку мёртво, и пойдёт до конца, вплоть до замещения населения собственным, благо, его хватает. Очередная разновидность колонизации. Никогда он не дёрнется на Россию, и всё из того же императива: надо во что бы то ни стало сберечь уже вложенные в свою площадь деньги. Потому что после страшной очередной войны с полным уничтожением инфраструктуры отныне не выкарабкается никакая страна, нет больше цивилизационного потенциала у планеты, нет ресурсов! Африка же ядерными ударами не ответит. Рубль-площадь… Франция совершает чудовищную ошибку, пугая наших олигархов, как носителей и вбивателей в территорию тех самых золотых. Колоний для неё больше не будет… Правда, сейчас страны западной Европы пошли несколько другим путём, завлекая в свои путы очередных олухов на востоке. Те пока не высушены, не выдоены, есть, где разгуляться.
— Тем не менее, признай, что разница в культуре всё-таки есть.
— Есть, конечно, не спорю… Палками вбитая! Если я вложил бабки, обустроив пространство возле своего банка, а ты начинаешь ходить по розовым плиткам и плевать на них, разбрасывать по красоте сопли, то я потрачу ещё чуть-чуть, заплачу околоточному, и он будет бить тебя между лопаток ножнами шашки, пока ты не привыкнешь вести себя прилично, гуляя по красивому. Это совершенно нормальный и естественный процесс. И все люди планеты поведут себя в этом процессе одинаково — подчинятся порядкам и станут очень культурными. Жаль, всё-таки, что ты не был в Сингапуре…
— В Европе люди на улицах улыбаются.
— Господи, и ты туда же с этой историей… Пойми, люди всегда улыбаются, попадая туда, где им улыбаться хочется! Я не про оскал в лифтах. В комфортных городских центрах, в курортных районах, в местах отдыха. Отдались от Барселоны в промышленные районы Каталонии, и посмотри, как «улыбаются» работяги после смены... Или когда идут на неё. Глянь на утренние лица жителей Нью-Йорка, прокатись в метро. Знаешь, Дар, в центре Москвы, на Кузнецком мосту или на Дмитровке тоже все улыбаются… И что есть Москва, особенно её центр? Место в России, куда исторически вложен возможный максимум золота на квадратный метр, главный магнит страны! И вообще, не делай из людей планеты сборище дебилов с улыбкой Гуинплена. Люди улыбаются тогда, когда им хочется. Постоянно улыбаться они не могут. А теперь вернёмся на практически безгрешную планету Криста.
Я демонстративно потёр руки, наконец-то.
Уверенно толкнув дверь, в «Грабли» зашёл ещё один посетитель — солидный мужчина-европеец в светло-бежевом, образцово чистенький, ухоженный, человек явно со статусом и кошельком. Неспешно оглядел зал. Заметив Германа, расплылся в улыбке и поприветствовал. Ростоцкий ответил поднятием руки. Посетитель уверенно пошёл к столику, официант выждал, и направился следом, без меню в руках. Ещё один постоянный клиент.
— Я хочу повторить исторический процесс, — жахнул Герман, ставя чашечку на блюдце.
— Ни много, ни мало? — изумился я.
— И только так. Чистое прогрессорство, причём с активным использованием ресурсов этой планеты. Хочу менять жизненное пространство вокруг себя.
— Удаётся? — чёрт, я никак не могу удержаться от ехидства.
— Почему нет? На сегодняшний день Манаус — не просто самый цивилизованный город, он уже просто в отрыве! Правда, возникла новая история: в последнее время начал просыпаться от спячки король Панизо, которого активно пинают местные олигархи и главы многочисленных кланов. Хотят догнать и перегнать, пусть попробуют, посмотрим, кто первым начнёт производство авто! Сейчас пройдёмся по улице, и я тебе кое что покажу… В общем, понимая роль финансовых вложений в территорию, скажу предельно честно: мне нужно именно золото Кристы. Местное. Много! Вот ради этого стоит бросить всё и начать заново на этой планете, поверь. По-настоящему достойная цель, понимаешь?
Признаюсь: эта «история» меня уже перепахала.
Что? Теперь и я начну вставлять «историю» не только в речи, но и в мысли? Нет уж…
Кивнул головой. Нет, здесь не причуда миллионера...
Ростоцкий правду говорит, он реально мог тупо заколачивать бабло и на Земле, раз получалось. Здесь налицо действительная жажда стать первым, лучшим. Железная мотивация, непробиваемая. Постановка рекорда, пьедестал.
Герман поднял руку, подошёл официант. Серый кардинал внимательно просмотрел счёт, однако расплачиваться не стал. Приписал что-то и расписался.
— Обозначил чаевые, — пояснил он. — У хозяина счёт в моём банке.
Конечно, бляха, верх удобства. Я вздохнул и спросил:
— Пойдём, что ли?
Мы вышли на улицу.
Ресторан стоит на Мейн-Стрит, это главный променад, место расположения наиболее успешных магазинов и контор. Вечером тут начинается размеренная тусовка, которой я ещё не видел, так как в прошлые визиты, как раб на галерах, вкалывал на погрузке «Темзы». По Мейн-Стрит запрещён проезд гужевого транспорта с его выхлопом из навоза… А вот автомобилям можно. Их тут очень мало, и людям нравится наблюдать за техникой, символизирующей прогресс. Часто встречаются велосипеды: от вполне современных китайских и настоящих раритетов древности до кустарных самоделок жуткого вида и качества. Ребята рассказывали, что жители Манауса постепенно скупили почти все велики на Лете. Велорикши есть в Панизо, в этом же городе такой вид транспорта не приветствуется.
Только мы двинулись, как в голове возникла мысль, вполне очевидная, однако потрясшая меня неожиданным вариантом развития событий, поэтому я сразу спросил:
— Секундочку, Герман!
Он тоже остановился, вопросительно глядя на меня.
— Ты думал, что произойдёт, если через какой-нибудь Прорез на Лету попадёт… Нет, не хитрый мужичок на лодке с мешком золотишка на дне, а вполне современный военный катер с… не знаю! С автоматической пушкой и парой дюжин отлично подготовленных и прекрасно вооружённых бойцов, во главе которых будет стоять решительный человек, везущий с собой пару пудов жёлтого металла?
Так как я пристально смотрел на него, то изумился, как в один миг поменялись глаза Ростоцкого, став из вальяжно спокойных по-нехорошему мертвенными. Он легонько, наверное, машинально, стукнул передо мной одним кулаком о другой и тихо произнёс:
— Я заберу у них и золото, и катер.
Почему-то я сразу поверил.
— Тебе доводилось убивать людей? — неожиданно спросил он.
С трудом сглотнув слюну, я ответил:
— Нет, только зоргов.
— Хм-м… Ничего, ещё доведётся, — мрачно усмехнулся олигарх. — За пределами этой пасторали, если ты успел заметить, Криста — жестокий мир, живущий по первобытным законам.
Этот чувак может быть очень опасным.
Не дай бог стать его врагом…

Планировка города нехитрая.
Есть центральная площадь, от неё по сторонам света начинаются четыре главные улицы, которые и задают направление всем остальным магистралям города. К востоку от центра есть два парка с затейливо подстриженными деревьями. На центральной площади главенствует недавно построенное здание новой ратуши с фронтоном и четырьмя колоннами, чем-то напоминающее Белый дом. Кроме того, там же расположена двухэтажная VIP-гостиница, жилые каменные дома элиты, здание губернской полиции и ещё одна любимая точка общепита Ростоцкого — знаменитая таверна «Адмирал Бенбоу». Там я тоже не был.
Дневная жара спадала. Народ на улице стал прибывать.
Когда мы проходили мимо конторы местного зубника, Герман притормозил и указал рукой:
— Обратил внимание на тротуарную плитку?
Плитка как плитка, красивей видали. Разноцветная, пятнами, узоры, если где и есть, произвольные. Я пожал плечами, не выказывая никакого удивления.
— Обращаю внимание: ты даже не заметил! И это, пожалуй, наивысшая оценка… Ты всё ещё привычен к подобной организации среды и видишь перед собой обычный провинциальный городок, достаточно чистый и аккуратный, не без экзотики. Когда я первый раз появился в Манаусе, то застал здесь сплошные грунтовки, представь, что тут творилось после проливных дождей! Грязь непролазная, брусчатка была только на центральной площади.
— Тогда конечно…
— Фабрику по производству тротуарной плитки запустили недавно. Клинкер возим из Панизо, красители растительные. Экспериментировали, экспериментировали, да без особых успехов, стойко держится только розовый и зелёный цвет, остальные расползаются в какую-то бурду.
— А почему местами просто серая?
— В том весь фокус! — Герман словно обрадовался вопросу. — Согласно подписанному губернатором Клаусом Папке «Постановления об организации торговли в Манаусе», каждый владелец коммерческого заведения обязан… Обрати внимание, обязан благоустроить прилегающую территорию, включая укладку плитки в оговоренных пределах. На свой вкус, для разнообразия. Оставшуюся площадь улиц мостили силами городских служб, это серая плитка. Вообще-то, это старая устоявшаяся практика разделения ответственности в благоустройстве между муниципалами и бизнесом.
— Подписал не без твоего участия?
— Я лично составлял проект постановления, — гордо сказал Ростоцкий. — Поняли не сразу, пришлось разъяснять, убеждать…
Только сейчас я заметил, что возле каждого заведения на тротуаре стоят минимум две скамейки, прохожие могут присесть, отдохнуть. Стоят плетёные урны. Не корзины, приспособленные для сбора отходов, а специальные изделия в форме рюмки с широким основанием.
— И что получилось? — Ростоцкий продолжал наглядный урок. — Люди перестали ходить в сапогах, сейчас главный обувной дефицит это теннисные туфли. Женщины отчаянно пытаются раздобыть туфли на шпильках, хотя такая обувка при местной плитке не совсем удобна. Качество среды моментально изменило поведение горожан! Никто не плюёт, люди кидают мусор не куда попало, а в урны. Да и штрафы внушительные, полиция не спит. А ведь контингент жителей практически идентичен тому, что в Панизо! Вот что делает качество среды. И при чём тут национальное? Дубинке полицейского без разницы, по спине какой национальности врезать. Главное же: теперь и сами люди хотят выглядеть прилично».

Конец цитаты.
Так что подумай, карапуз.
Рубль на метр площади, который нужно сберечь.
Рубль на метр. А у нас — рубль на километр…
Слушай, навалом дел! Всегда есть, чем заняться.
Так что не унывай, ты ничуть не хуже. Может, даже лучше. Ты тоже будешь тридварасить моющим пылесосом розовую плитку у своей двери. Когда появится.
А сыру землю тридварасить бессмысленно.
Работы на всех хватит. И ваще — сегодня пятница, выше нос, карапуз.
Лишь бы не напали и не сожгли всё опять. Устали мы свои несчастные рубли раз за разом вкладывать в один и тот же километр…
А они не нападут. Не позволим.
Ибо поздно уже, проспали они. Вот и бесятся.
Ну, и кто тут выиграет?

Метки:

Locations of visitors to this page

Latest Month

Май 2015
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Метки

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner