"Энциклопедия Норильских легенд" - электронная версия

Как известно, норильчан, как, впрочем, и северян, бывших не бывает. Пожив здесь, человек душой и сердцем прикипает к Арктике на всю жизнь, становясь членом великого братства.
Эта книга для них.

Представляю вашему вниманию новую электронную книгу - "Энциклопедия Норильских легенд", сбор и составление которой я закончил только что.
Перед вами совершенно особый подход к истории места, прекрасно дополняющий историю официальную, излишне сухую и порой скучную, безликую. Данный легендариум собрал наиболее интересные легенды, яркие слухи и бывальщины разных лет и периодов развития региона, то, чем жили норильские кухни и примитивные тусовки прошлых лет.

Несмотря на определенную адресность, книга будет интересна не только северянам из других городов и весей, но и широкой публике - наверняка вы увидите определенную перекличку с легендами и слухами вашего места.
Вопрос легендарики - вечно живой, сбор материала идет непрерывно, так как новые поколения создают собственные, не менее интересные легенды, и я всегда буду благодарен за помощь и подсказки на форуме сайта http://denisov-vadim.ru/.

Фрагменты книги публиковались в альманахе "Неизвестный Норильск", полной же версии ранее не существовало.
В чем-то это коллективный труд, и в конце книги я привожу далеко не полный перечень свидетелей времени.
Отдельную признательность выражаю Игорю Негатину, сделавшему очень фактурную обложку.

Итак, знакомьтесь, скучно вам точно не будет.
____________

Электрические книги

Желающим заполучить вышедшее в бумаге в виде электронных версий - andenna13@yandex.ru Анна Денисова.
Пока так, магазин в разработке.
А это ассоциативное к свежему - "АНТИБУНКЕР. Погружение".

«Карапузу — ещё раз о Сталине, лагерях и репрессиях»


 Не верьте тем, кто оперирует адскими массивами, обретя опыт таковых манипуляций в игре «Эра Империй». Вообще никому из них. Кто бы и что... Получить цельную картину и сделать выводы на основании неких «записок», вкинутых одними вождями другим, просто невозможно. Однако именно такие анализы всё чаще сдают в окно раздачи общественной хавки... Нашли записочку — о, как! Правда открылась! Надо срочно писать разгромную статью! А через пару лет отыскивается другая записочка, кроющая первую, как бык овцу — появляется контрстатья об очередном Прозрении. Со временем в дискуссию вмешивается третья сила, самая хитрая, коя утверждают, что всеми этим записочками только подтереться можно.
Не верьте. По записочкам восстановить историю невозможно.
Утверждаю: нет на свете человека, который видит картину репрессий цельно.
Поясню на примере.
Я уже 25 лет занимаюсь ГУЛагом, точнее, лагерями северными, сибирскими, енисейскими. Более же всего — сетью лагерей Норильлага. Четверть века с разной степенью интенсивности и подготовленности. Профессионально. Кроме меня в стране есть от силы ещё два человека, знающие эту историю так же хорошо. Однако утверждать что-то, как эксперт, я могу лишь в отношении определённого территориального сектора. И обязательно с осторожностью.
Не верьте никому. Потому что каждый факт надо перепроверять. И не могу сказать, сколько провёл бесед, сколько взял интервью с современниками, со счета сбился. Чаще всего просто слушал… Несколько лет назад узнал, что в Дудинке до сих пор живёт внучка Бегичева, поехал к ней, познакомился, вручил подарочки, поставил на стол видеокамеру и три часа слушал эту интереснейшую бабушку. У меня есть огромная масса фактического материала. Я специалист, и отлично понимаю разницу между лагерем, лагпунктом и лагкомандировкой.
А вот составители Глобальных Карт этого не понимают.
Для них пост ДПС на трассе есть то же самое, что и горотдел полиции.

Итак, о проверке факта. У журналистов в ходу есть замечательная присказка: «Врёт, как очевидец». Бывает такое? Да. Кроме этого, за давним сроком исследователю очень мешает заученность респондента — подавляющее число ветеранов давным-давно намертво заучили роль и речь, ещё со времён рассказов юным пионерам… Они не могут её менять. Не могут, и точка.
Вот утверждает современник, что его лаготделение находилось там-то, а работал он на таком-то объекте... И каждый день они колонной полтора часа по пурге и морозу шли на работу через перевал. Однако мне отлично известно, что лаготтделение стояло не там, а вот тут (остатки его я облазил со всей тщанием, матдоказательства добыл, все документы изучил, все свидетельства свёл). А цех — вон там. И никакого перевала между ними нет, дорога занимает 30 минут, что вполне укладывается в утверждённый норматив расположения лагерей по отношению к местам проведения работ. Подпрыгивать в радости не стоит — человек ошибся. Современник уверовал в очередное страшное. Уверяю, если лично тебя, карапуз, бросить в 2-е лаготделение Норильлага, то ты вскоре начнёшь со всей серьёзностью писать о том, что побывал на том свете. В аду побывал. Тем более, что во всём остальном этот же свидетель говорит сущую правду.
Кто это должен и может проверять?
Только местный исследователь, чокнутый, прибитый к теме человек-историк. Я знаю, что у подавляющего количества островков ГУЛага есть свои прилежные исследователи. Многие жизнь положили на это, ни разу не оперируя стратегическими массивами и записками вождей. Они оперируют всего лишь десятками, сотнями душ. И пишут статьи в местных газетках, которые ты, карапуз, никогда не найдёшь и не прочитаешь.
Акцентирую: в мире нет человека, который свёл бы все эти исследования воедино. Зато в мире дохрена грёбаных дилетантов от политики или лайк-наркомании, кои горазды оперировать мутными записками. Ни черта не зная о лагерях, и не побывав ни на одном из них.
Не верьте.
Нет Знатока.

Что можно было бы сделать? Собрать конференцию таких, как я. От каждого региона-города-лагеря по три человека реальных профи, знающих друг друга лично или в научной переписке, с кросс-связями, чтениями написанного коллегами. Без каких-либо политисториков и, упаси господи, ярких блогеров. Собрать, как независимую структуру, пусть работают месяц, два, три — столько, сколько им понадобится, чтобы договориться и придти к единому мнению и цифрам.
Кстати, о цифрах. Здесь вообще завал. А причина всё в том же — в желании не пот трудовой проливать, а играть в «Эру Империй». Каждая лайк-ракалья хочет быть Властителем умов.
Я, поверьте, наслушался цифири об общей численности прошедших Норильлаг.
Было время, миллионами оперировали, впрочем, и сейчас такое можно услышать. Я не смеюсь, слишком уж серьёзная тема. Я просто болт кладу, как и на мнение по этому вопросу кошки Мурки и Сивой Каурки. У меня есть свои цифры. Чуть более 300000 тысяч человек прошло через эту страшную северную агломерацию. Да, известна численность лагерей по годам, состав и статьи спецконтингента. Исследователем Блохиным составлена карта подробнейшая норильских лагерей, с пояснениями по особенностям, срокам передислокаций, переименованиям и пр. Колоссальная работа! Издана у нас, между прочим.
На каждого з/к заводилась персональная карточка учёта. Социализм это учёт, он был и в ГУЛаге. В архивах Норильлага нет ни одной карточки с номером выше 300000. А вот некоторая путаница таки есть! — на некоторых зх/к заводили по нескольку карточек — по добавочкам… С другой стороны, изсвестны факты уничтожения карточек, в особо скользких и опасным политически случаях. По важным иностранцам, например. Стыкуя это с реальной, а не мифической вместимостью каждого (!) лагеря, можно поверять и дополнять данные. Кроме того, были и параллельные системы учёта по ведомствам. С какого-то времени в Норильском промрайоне работал и Норильлаг, и Горлаг. Тем не менее — 320000 человек тут отсидели, вот моя цифра. Пусть любой желающий попробует её опровергнуть. Только ему нужно будет ещё заслужить право поспорить. Как в спорте. Квалификацию надо пройти, я не собираюсь тратить своё время на споры с дилетантами.
Цифра, между прочим, чудовищна и без «миллионов». Как бы ни был значим и огромен Норильский комбинат, это всего лишь один из островков Ссистемы.
А теперь представьте, что на той конференции каждый территориал отстоит, защитит перед профи-коллегами Свою Цифру. Да, он знает свой лагерь лучше других участников... Но другие тоже профи, а Система была одинакова везде. Никого не обмануть в таком специфическом зале — это сразу будет замечено.
И только тогда родится Записочка. Главная. Фактическая.
Пока же чаще думайте своей головой.
Беда в том, что я просто не представляю, как такую конференцию провести в реале, исхитрившись не допустить туда грёбаных политиков всех мастей. Финансирование, место, оргработа… Тупик.
Но больше никто не сможет подвести черту. Никто.
Поэтому не верьте.

И ещё. Меня постоянно спрашивают о пресловутой эффективности — как Сталина, так и его системы лагерей. Я скажу. Но сначала упомяну о том самом холодном лете 53-го… Всем долбнями-карапузам, утверждающим, что Берия выпустил тогда из лагерей исключительно птичек-бабочек, седовласых троцкистов и бабушек, присевших в барак за колоски, я предлагаю приехать в Норильск. Выберу время, покажу. Покажу мощные петли запоров и подвесов гигантских стальных крюков, которыми жители изнутри запирали подъезды «сталинок». Подъезды, Карлуша! Ибо другого выхода не было — в городе какое-то время творилось страшное. Детей не пускали на улицу, женщинам тоже не стоило там появляться. Какое-то время в городе был сущий беспредел и резня, милиция не смогла справиться с «бабушками-одуванчиками» своими силами, ей потребовалось усиления, отряды добровольцев и прочее. Вот так.
Как человек, у которого вся (!) мужская часть родни со обеих сторон была репрессирована вплоть до расстрелов, я, казалось бы, должен быть свирепым ортодоксом. Однако годы исследований и здравый смысл позволяет понять многое. Я понимаю: другой силы, кроме з/к, у Сталина просто не было, и быть не могло. Без з/к великие стройки ко времени не сладились бы, а многие не возникли бы и при любом сроке.
Но у меня есть жесточайшие вопросы по количеству и качеству сидевших.
Нужна ли была такая численность конкретно Норильску? Нет. Когда рыли котлован под строительство Никелевого завода, то требовалось снять пару десятков метров мёрзлого грунта, чтобы добраться до скалы. Адская работа! Разводили костры на земле, оттаивая мерзлоту, потом кайлили, возили на тачках… Эффективность — почти нулевая. Но вскоре появились технари, которые предложили вбивать в мерзлоту ломы, пропускать по ним ток, и оттаивать мерзлоту электричеством. Запомнили момент?
А вот и ещё один: отряды з/к в нечеловеческих условия Арктики занимались расчисткой нашей железной дороги от снега. Восемь месяцев в году, для того и существовали лагкомандировки, кстати. Адский труд, высокая смертность. Но появился легендарный дедушка Потапов, придумавший знаменитые щиты снегозадержания, и необходимость в таком количестве тяжкого ручного труда отпала.
Норильск сделали специалисты (подчёркнуто), а не тупой китайский подвиг. Этих самых специалистов с каждыми годом становилось всё больше и больше, их хватали, обвиняли, как придётся, и гнали сюда. Как я когда-то написал в статье про наш институт, в те годы в его коридорах профессора толкались локтями с академиками… Между прочим, здесь, на месте, руководство комбината, прекрасно понимая ценность спецов, по большей части их сразу же расконвоировало. Так может быть, их надо было не арестовывать по липе, а просто призывать на службу? Принудительно, но с хорошей оплатой, с семьями, с квартирами и отпусками. Всё равно ведь пришли именно к этому…
И по контенгенту. Парадокс! В то время, когда в Норильлаге сидело очень много бытовиков-«колосковцев», коих дурни до сих пор не учитывают, как политрепрессированных, в городе и окрест всегда был криминал! Милиции спокойно поспать не удавалось. То же самое творилось во всех городах СССР. Хулиганье, бандитьё, ворьё странным образом на улицах не переводилось. Вспомните всплеск их активности в Москве или в Питере при подходе гитлеровцев. Может надо было пересажать их, как рабочую силу, а не бабушек за колоски и прочих безвинных? Что? Они в отказ бы пошли? Ну-ну. У НКВД в отказ не ходили. Если было бы действительно нужно, работали бы они на тачке, как влитые.
В моём понимании нужна была нормальная царская каторга для уголовников. Этой силы, постоянно пополняемой всякой швалью из лесных братьев наших меньших, стройкам хватило бы с лихвой. А по спецов уже сказал.
Я эффективности не вижу.

На том временно прощаюсь, мудро не ожидая никаких конференций, способных замазать щели и залечить раны.
А вы продолжайте не верить. Или верить — у кого какая голова.

На фото — отдельный (женский) лагпункт «Нагорный» 1-го лаготделения. Склон горы Шмидтихи, нависающей над Норильском.

Совет пишущим постапокалипсис

Лично я в моделировании взаимодействия малых социальных группы всегда опираюсь на исторический опыт человечества. Все прочие подпорки не выдерживают проверки логикой, конструкция нарратива получается безжизненной во всех смыслах слова. Дико читать, как герой из крошечного сообщества шинкует за книгу полсотни людей, кои в постап-эпохе по умолчанию являются высшей ценностью.

Маленькое племя очень дорожит своими людьми. И герой будет дорожить, и новый тиран. В противном случае дурни быстро исчезнут с карты места действия, это закон развития человечества. Реализма, за который лично я и ценю качественный постап класса «Вот Так Оно И Будет!» не получится. Получатся сказки про сплошных сволочей вокруг, еду и патроны.

Советую также учесть, что малые группы вообще не допускают какой-либо беспредел, правила в них устанавливаются очень быстро, я даже зону в пример приводить не буду...

Наверное, что-то можно почерпнуть из опыта Океании, но до неё слишком продолговато тянуться, да и незачем, у нас и свой опыт имеется. Вдосталь.

Вооружённые столкновения на Севере всегда имели свою особенность: малая численность конфликтующих сторон при огромных размерах оспариваемых пространств.

Малочисленность племён не позволяла им выделять воинское сословие, обученную и вооружённую дружину профессионалов, войны велись обычными охотниками. Малочисленность же гарнизонов приводила к тому, что потеря даже нескольких человек становилась катастрофой. Например, в 1611 г. осмелевшие от осеннего успеха тунгусы в количестве пятнадцати человек переправились на судах через Енисей и напали на касовских остяков, убив при этом, как и годом ранее в Кузнецкой волости, шесть мужчин. Факт был отражён в Мангазейских записях, государевы люди вынуждены были предпринять срочные меры.

В 1692 г. к стрелецкому отряду на Хатанге обратились нганасане — самоеды-тавги из рода князьца Удамоле-Соницу. Заплатив ясак, они просили защиты от тунгусов, пришедших со стороны Анабара и прогонявших их с низовьев Хатанги. Из Мангазеи последовало распоряжение стрельцам защищать тавгов, кочевавших севернее Хатанги по реке Балахне. Воинственные, склонные к дальним вылазкам эвенки с их характерной военной татуировкой — «шитыми лицами» — постоянно фигурируют в фольклоре всех северно-самодийских народов как наиболее опасные враги.

Воевали, да.

Однако, читая о былых битвах северян, нужно ясно понимать — каждый исход столь невеликой, с точки зрения военной науки, стычки определял судьбу невообразимо огромных территорий. Которых нужно осваивать сбережёнными людьми...

Так, зимой и весной 1850 г. произошло эпохальное последнее столкновение между энцами (сводный отряд энцев, эвенков, тавгов и пр.) и ненцами на оз. Туручедо, 80 км от Потапово, завершившееся победой энцев.

В связи с этим была окончательно проведена граница между народами по Енисею. С тех пор правая (каменная) сторона Енисея стала считаться «самоедской», т.е. энецкой, а левая (низменная) — «юрацкой», т.е. ненецкой. Ненцы во второй половине XVII века дважды воевали с энцами. Первое сражение произошло в бассейне реки Таз, второе — на мысе Лескино, что на территории сегодняшнего сельского поселения Караул. Тогда ненцы истребили сорок самоедских (энецких) чумов, и в результате левобережье оказалось в руках ненцев.

Вдумайтесь: 40 чумов, то есть семей, и тут же начали объединяться целые народы.

Тем не менее, после таких инцидентов людей требовалось беречь ещё пуще, поэтому строго регламентировались даже очень редкие межплеменные битвы, призванные решить острые территориальные споры.

Третья (и последняя) война велась на озере Туручедо. Воспоминания об этих битвах до сих пор живы на Таймыре.

Для объявления войны к противнику посылали оленя, на боку которого был изображен человек, прицеливающийся из лука. Обнаружив его, противник начинал военную подготовку. Перед сражением вперед шёл разведчик. У ненцев считалось залогом будущей удачи убить такого разведчика и его кровью намазать полозья нарт воинов. В описываемом случае энецкому разведчику удалось ускользнуть, и с этим в какой-то мере связывается поражение ненцев. Вооружение воинов состояло из железной кольчуги (не у всех) и луков со стрелами. При наступлении часть воинов ехала на упряжках, часть шла пешком. Место встречи войск «правобережные» обозначили установкой модели чума, около которой поставили несколько стрел, остриями направленными в сторону врага, и красный флажок. Увидев этот знак, ненецкий военный начальник (вождь рода Ныраку, предводитель объединенных родов) отправил к противнику старика-переговорщика, тот передал главе енисейских племен семь основных условий войны:

1. С обеих сторон назначить по представителю для ведения переговоров. Эти представители должны отличаться от других людей тем, что в их нарты должны быть запряжены по два оленя, а на хореях привязаны красные флаги. Были неприкосновенны.

2. Местом военных действий назначить озеро Туручедо.

3. Сражение начать следующим утром.

4. Для определения дистанции, с которой начнется сражение, сделать по выстрелу с каждой стороны.

5. При первом наступлении количество войска должно быть равным (в описываемом случае по 50 чел.), запасных воинов — кто сколько может выставить.

6. Каждым последующим утром начинать сражение с того места, где закончили вечером. Ночью не воевать.

7. Для прекращения боя на ночной перерыв выделенные представители должны заехать с обеих сторон с флагами. В случае заключения мира народные представители заходят между войсками с двумя флагами.

Впереди сходящихся войск шли сыновья предводителей, которые произвели первые выстрелы из луков для определения необходимой дистанции. Во время сражения запасные части находились на расстоянии 200 метров позади. Раненых увозили на оленях, а убитые оставались на месте до конца сражения. В конце каждого дня производился подсчет потерь. Вместо убитых и раненых выставляли воинов из запасных частей.

Ненцы оказались побежденными, и им пришлось просить о мире. Вождь послал военачальнику энцев и нганасанов свой военный лук с семью стрелами и боевой кинжал. Народные представители должны были трижды обойти каждый вокруг своего войска, крича соответственно: «Наши войска войну проиграли (или выиграли) и оказались побежденными (победителями), война прекращается». После сражения военачальники определили место захоронения. Ненцы большинство убитых увезли с собой, часть воинов была похоронена на месте. На обеих братских могилах поставили деревянные изображения человека. В руках каждого — лук со стрелами, направленными друг в друга, на правом боку — кинжал. У изображения на могиле ненецких воинов в левом боку была воткнута стрела — знак поражения.

У братских могил были разведены костры, военачальниками произнесены речи по поводу одержанной победы и понесенного поражения, а также о необходимости жить в мире и дружбе. Оставив луки, стрелы и кинжалы на могиле, побежденные вернулись в свои края.

Бой у Туручедо, по рассказам потомков участников сражения, превратился в нечто вроде великого потопа, в котором сумели спастись те, от кого берут начало родовые имена, да и вообще история современных живущих народов — энцев, нганасан, эвенков. Характерно, что все люди таймырской тундры выступили в той битве против ненцев.

Впрочем, всё случившееся не помешало ненцам и в дальнейшем совершать короткие военные экспедиции на восток, на нганасанские и кетские земли, ненцы окончательно поселились на левом берегу Енисея.

Не будь подобных регламентов, на Северах просто не осталось бы малочисленных народов. Правда, подобные регламенты, естественно никогда не касались единичного разбойничества, беспредельного абречества, с которым боролись всем миром так же, как это делали в свое время и на Кавказе.

Так что подумайте, прежде чем походя зашинковать очередной десяток вражин.