Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

«Карапузу — ещё раз о Сталине, лагерях и репрессиях»


 Не верьте тем, кто оперирует адскими массивами, обретя опыт таковых манипуляций в игре «Эра Империй». Вообще никому из них. Кто бы и что... Получить цельную картину и сделать выводы на основании неких «записок», вкинутых одними вождями другим, просто невозможно. Однако именно такие анализы всё чаще сдают в окно раздачи общественной хавки... Нашли записочку — о, как! Правда открылась! Надо срочно писать разгромную статью! А через пару лет отыскивается другая записочка, кроющая первую, как бык овцу — появляется контрстатья об очередном Прозрении. Со временем в дискуссию вмешивается третья сила, самая хитрая, коя утверждают, что всеми этим записочками только подтереться можно.
Не верьте. По записочкам восстановить историю невозможно.
Утверждаю: нет на свете человека, который видит картину репрессий цельно.
Поясню на примере.
Я уже 25 лет занимаюсь ГУЛагом, точнее, лагерями северными, сибирскими, енисейскими. Более же всего — сетью лагерей Норильлага. Четверть века с разной степенью интенсивности и подготовленности. Профессионально. Кроме меня в стране есть от силы ещё два человека, знающие эту историю так же хорошо. Однако утверждать что-то, как эксперт, я могу лишь в отношении определённого территориального сектора. И обязательно с осторожностью.
Не верьте никому. Потому что каждый факт надо перепроверять. И не могу сказать, сколько провёл бесед, сколько взял интервью с современниками, со счета сбился. Чаще всего просто слушал… Несколько лет назад узнал, что в Дудинке до сих пор живёт внучка Бегичева, поехал к ней, познакомился, вручил подарочки, поставил на стол видеокамеру и три часа слушал эту интереснейшую бабушку. У меня есть огромная масса фактического материала. Я специалист, и отлично понимаю разницу между лагерем, лагпунктом и лагкомандировкой.
А вот составители Глобальных Карт этого не понимают.
Для них пост ДПС на трассе есть то же самое, что и горотдел полиции.

Итак, о проверке факта. У журналистов в ходу есть замечательная присказка: «Врёт, как очевидец». Бывает такое? Да. Кроме этого, за давним сроком исследователю очень мешает заученность респондента — подавляющее число ветеранов давным-давно намертво заучили роль и речь, ещё со времён рассказов юным пионерам… Они не могут её менять. Не могут, и точка.
Вот утверждает современник, что его лаготделение находилось там-то, а работал он на таком-то объекте... И каждый день они колонной полтора часа по пурге и морозу шли на работу через перевал. Однако мне отлично известно, что лаготтделение стояло не там, а вот тут (остатки его я облазил со всей тщанием, матдоказательства добыл, все документы изучил, все свидетельства свёл). А цех — вон там. И никакого перевала между ними нет, дорога занимает 30 минут, что вполне укладывается в утверждённый норматив расположения лагерей по отношению к местам проведения работ. Подпрыгивать в радости не стоит — человек ошибся. Современник уверовал в очередное страшное. Уверяю, если лично тебя, карапуз, бросить в 2-е лаготделение Норильлага, то ты вскоре начнёшь со всей серьёзностью писать о том, что побывал на том свете. В аду побывал. Тем более, что во всём остальном этот же свидетель говорит сущую правду.
Кто это должен и может проверять?
Только местный исследователь, чокнутый, прибитый к теме человек-историк. Я знаю, что у подавляющего количества островков ГУЛага есть свои прилежные исследователи. Многие жизнь положили на это, ни разу не оперируя стратегическими массивами и записками вождей. Они оперируют всего лишь десятками, сотнями душ. И пишут статьи в местных газетках, которые ты, карапуз, никогда не найдёшь и не прочитаешь.
Акцентирую: в мире нет человека, который свёл бы все эти исследования воедино. Зато в мире дохрена грёбаных дилетантов от политики или лайк-наркомании, кои горазды оперировать мутными записками. Ни черта не зная о лагерях, и не побывав ни на одном из них.
Не верьте.
Нет Знатока.

Что можно было бы сделать? Собрать конференцию таких, как я. От каждого региона-города-лагеря по три человека реальных профи, знающих друг друга лично или в научной переписке, с кросс-связями, чтениями написанного коллегами. Без каких-либо политисториков и, упаси господи, ярких блогеров. Собрать, как независимую структуру, пусть работают месяц, два, три — столько, сколько им понадобится, чтобы договориться и придти к единому мнению и цифрам.
Кстати, о цифрах. Здесь вообще завал. А причина всё в том же — в желании не пот трудовой проливать, а играть в «Эру Империй». Каждая лайк-ракалья хочет быть Властителем умов.
Я, поверьте, наслушался цифири об общей численности прошедших Норильлаг.
Было время, миллионами оперировали, впрочем, и сейчас такое можно услышать. Я не смеюсь, слишком уж серьёзная тема. Я просто болт кладу, как и на мнение по этому вопросу кошки Мурки и Сивой Каурки. У меня есть свои цифры. Чуть более 300000 тысяч человек прошло через эту страшную северную агломерацию. Да, известна численность лагерей по годам, состав и статьи спецконтингента. Исследователем Блохиным составлена карта подробнейшая норильских лагерей, с пояснениями по особенностям, срокам передислокаций, переименованиям и пр. Колоссальная работа! Издана у нас, между прочим.
На каждого з/к заводилась персональная карточка учёта. Социализм это учёт, он был и в ГУЛаге. В архивах Норильлага нет ни одной карточки с номером выше 300000. А вот некоторая путаница таки есть! — на некоторых зх/к заводили по нескольку карточек — по добавочкам… С другой стороны, изсвестны факты уничтожения карточек, в особо скользких и опасным политически случаях. По важным иностранцам, например. Стыкуя это с реальной, а не мифической вместимостью каждого (!) лагеря, можно поверять и дополнять данные. Кроме того, были и параллельные системы учёта по ведомствам. С какого-то времени в Норильском промрайоне работал и Норильлаг, и Горлаг. Тем не менее — 320000 человек тут отсидели, вот моя цифра. Пусть любой желающий попробует её опровергнуть. Только ему нужно будет ещё заслужить право поспорить. Как в спорте. Квалификацию надо пройти, я не собираюсь тратить своё время на споры с дилетантами.
Цифра, между прочим, чудовищна и без «миллионов». Как бы ни был значим и огромен Норильский комбинат, это всего лишь один из островков Ссистемы.
А теперь представьте, что на той конференции каждый территориал отстоит, защитит перед профи-коллегами Свою Цифру. Да, он знает свой лагерь лучше других участников... Но другие тоже профи, а Система была одинакова везде. Никого не обмануть в таком специфическом зале — это сразу будет замечено.
И только тогда родится Записочка. Главная. Фактическая.
Пока же чаще думайте своей головой.
Беда в том, что я просто не представляю, как такую конференцию провести в реале, исхитрившись не допустить туда грёбаных политиков всех мастей. Финансирование, место, оргработа… Тупик.
Но больше никто не сможет подвести черту. Никто.
Поэтому не верьте.

И ещё. Меня постоянно спрашивают о пресловутой эффективности — как Сталина, так и его системы лагерей. Я скажу. Но сначала упомяну о том самом холодном лете 53-го… Всем долбнями-карапузам, утверждающим, что Берия выпустил тогда из лагерей исключительно птичек-бабочек, седовласых троцкистов и бабушек, присевших в барак за колоски, я предлагаю приехать в Норильск. Выберу время, покажу. Покажу мощные петли запоров и подвесов гигантских стальных крюков, которыми жители изнутри запирали подъезды «сталинок». Подъезды, Карлуша! Ибо другого выхода не было — в городе какое-то время творилось страшное. Детей не пускали на улицу, женщинам тоже не стоило там появляться. Какое-то время в городе был сущий беспредел и резня, милиция не смогла справиться с «бабушками-одуванчиками» своими силами, ей потребовалось усиления, отряды добровольцев и прочее. Вот так.
Как человек, у которого вся (!) мужская часть родни со обеих сторон была репрессирована вплоть до расстрелов, я, казалось бы, должен быть свирепым ортодоксом. Однако годы исследований и здравый смысл позволяет понять многое. Я понимаю: другой силы, кроме з/к, у Сталина просто не было, и быть не могло. Без з/к великие стройки ко времени не сладились бы, а многие не возникли бы и при любом сроке.
Но у меня есть жесточайшие вопросы по количеству и качеству сидевших.
Нужна ли была такая численность конкретно Норильску? Нет. Когда рыли котлован под строительство Никелевого завода, то требовалось снять пару десятков метров мёрзлого грунта, чтобы добраться до скалы. Адская работа! Разводили костры на земле, оттаивая мерзлоту, потом кайлили, возили на тачках… Эффективность — почти нулевая. Но вскоре появились технари, которые предложили вбивать в мерзлоту ломы, пропускать по ним ток, и оттаивать мерзлоту электричеством. Запомнили момент?
А вот и ещё один: отряды з/к в нечеловеческих условия Арктики занимались расчисткой нашей железной дороги от снега. Восемь месяцев в году, для того и существовали лагкомандировки, кстати. Адский труд, высокая смертность. Но появился легендарный дедушка Потапов, придумавший знаменитые щиты снегозадержания, и необходимость в таком количестве тяжкого ручного труда отпала.
Норильск сделали специалисты (подчёркнуто), а не тупой китайский подвиг. Этих самых специалистов с каждыми годом становилось всё больше и больше, их хватали, обвиняли, как придётся, и гнали сюда. Как я когда-то написал в статье про наш институт, в те годы в его коридорах профессора толкались локтями с академиками… Между прочим, здесь, на месте, руководство комбината, прекрасно понимая ценность спецов, по большей части их сразу же расконвоировало. Так может быть, их надо было не арестовывать по липе, а просто призывать на службу? Принудительно, но с хорошей оплатой, с семьями, с квартирами и отпусками. Всё равно ведь пришли именно к этому…
И по контенгенту. Парадокс! В то время, когда в Норильлаге сидело очень много бытовиков-«колосковцев», коих дурни до сих пор не учитывают, как политрепрессированных, в городе и окрест всегда был криминал! Милиции спокойно поспать не удавалось. То же самое творилось во всех городах СССР. Хулиганье, бандитьё, ворьё странным образом на улицах не переводилось. Вспомните всплеск их активности в Москве или в Питере при подходе гитлеровцев. Может надо было пересажать их, как рабочую силу, а не бабушек за колоски и прочих безвинных? Что? Они в отказ бы пошли? Ну-ну. У НКВД в отказ не ходили. Если было бы действительно нужно, работали бы они на тачке, как влитые.
В моём понимании нужна была нормальная царская каторга для уголовников. Этой силы, постоянно пополняемой всякой швалью из лесных братьев наших меньших, стройкам хватило бы с лихвой. А по спецов уже сказал.
Я эффективности не вижу.

На том временно прощаюсь, мудро не ожидая никаких конференций, способных замазать щели и залечить раны.
А вы продолжайте не верить. Или верить — у кого какая голова.

На фото — отдельный (женский) лагпункт «Нагорный» 1-го лаготделения. Склон горы Шмидтихи, нависающей над Норильском.

О Норильске

Норильск — страшный город.
Особенно для тех, кто увидел его впервые.
Да, тут есть милый исторический центр сталинской застройки в ленинградском стиле… Но Норильск — другое.
Процитирую себя же, рассказ «Ножи Норильлага»:
«После ужина Гаронна опять полез наверх, где читал и пел старую зэковскую песню. А Суббота сел возле окна и бездельно смотрел через муть толстого стекла на лагерный Норильск. За ручьём виднелись бутовые двухэтажные дома, где жили вольные спецы. По Октябрьской даже вечером ходили машины, гуляли люди. Вдалеке виднелся Никелевый завод, его трубы разносили серный смрад по всей долине. Налево — бараки Аварийного поселка, лагерные периметры, вышки, колючка, очищенные от строительного хлама проходы для колонн заключенных. Бесконечные переплетения тепловых магистралей, рельсов и электрокабелей, воздушные и наземные линии связи, фабрики и цеха. Мрачная гора Шмидтиха, нависшая над всем промышленным районом, там и ночью траверсом вдоль горы на высоте бесконечно двигались чередой вагонетки с углем. В Норильске все менялось очень быстро, СССР был нужен никель. Лаготделения часто переезжали с места на место, этого требовали оперативные нужды производства. Вольные здесь иные, да и лагерное начальство отлично от тех, что были в Дубравлаге, где Суббота начинал свою отмотку. Субботе, страшно сказать, нравилось в Норильске. Он любил вид стремительно растущего производства, эти масштабы, эти бесчисленные железные дороги, выбросы воды и пара, трубы, трубопроводы и металлоконструкции цехов — обнажённые мышцы самой серьезной металлургии. Со временем и кожа нарастёт».
Норильск — это сплошной технопанк.
Дредноут. Броненосец «Ретвизан».
Всё навиду. Всё торчит. Во все стороны. Ничего не спрятано. Кругом трубы, заводы, галереи, вспомогательные цеха, технологический транспорт. Сваи, ростверки…
Из любого южного города можно сделать белоснежный круизный лайнер.
Из Норильска — только дредноут. Пока нет других технологий.
Космос в белое не облачается.
Броня! Панели. Заклёпки диаметром в метр. Дредноут пыхтит, дымит, в щелях бьётся яросное пламя печей Ванюкова, элекропечей и конверторов. Гидротранспорт в шесть ниток тащит с обогатительных фабрик подогретую пульпу, спаренные дизельэлектровозы тянут составы с рудой.
Кругом груды металла. Брошенные цеха, ждущие разделки.
Рудольф Дизель нас любит. Мы често выжимаем, как губку, его древнее изобретение, ибо других так и не появилось. Нет фотонных двигателей. Есть технопанк. Город не напяливает на себя стэлс-экраны, он не прячется. И тем пугает новичка.
Круглосуточный свет, на улицах можно читать книгу. Выхлопные трубы автобусов, выведенные наверх, круглосуточный дневной свет в окнах — на подоконниках стоит зелень. Технотуман в лютый мороз.
И мой город — посреди самых больших на планете заводов.

Север вообще страшный.
Весь. Всегда.
Кто только сюда не совался… Следы неудачных попыток видны повсюду.
Он убил их всех.
А нас не смог, смирился, привык, притёрлись.
Только СССР смог, как уж смог... Больше такого города на планете просто нет.
Как и нет иного выхода — ЭТО нужно осваивать, брат. Потому что во всех других местах планеты всё ценное уже выжрали. Выжрали, суки, и отплюнулись… айфонами, он у тебя в заднем кармане, ага…

Когда я сижу на лоджии, курю и смотрю на ряды девятиэтажек, стоящих напротив, неон и море огней, поток машин под окном, а потом подхожу к глобусу и понимаю, где всё это находится, то и самого оторопь берёт…
Как вообще можно было всё это построить на такой широте?
Живут те, кто любят дредноуты. А потом ты начинаешь видеть прелести, они есть, везде так… Я постепенно и о них расскажу.
А пока на перекур, в пиковой котельной ТЭЦ-1 пар сбрасывают, обожаю этот адский панк-звук.