Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

«Карапузу о необходимых навыках».

Ну, здравствуй, друг, давно не виделись.
Сегодня я расскажу тебе о твоём любимом: о ножевом бое САКОНБ, о метании разного острого, комплексе «палка-щит», снайперской стрельбе катапультой на два кэмэ, занятий в качалках и всего прочего полезного, что тебе, бес сомнения, необходимо для комнатного зеркала или уличного майдана. Ведь Большой Песец придёт, ты ведь не сомневаешься, надеюсь?
Для начала — наблюдение. Без аллюзий и намёков на негодное. Просто это тупо есть в живой природе.
Вокруг меня куча оружейных экспертов. В реале. А уж в виртуале их столько, что я часто просто боюсь открыть рот — а ну, как выпалишь чего про рожок или автомат вместо пистолета-пулемёта. Часть из них действительно занята хоббийным спортом, и это очень хорошо. Остальные же просто эксперты.
Картина меняется, когда я прихожу в охотобщество получать путёвки. Там стоят совсем другие люди. С совсем не спортивными лицами. Часто, о, ужас, даже с запашком. Их же встречаешь и в тундре, где они занимаются самой честной и единственно правильной охотой — ходовой. То есть, пешочком. Они весьма характерно выглядят. Мало кто имеет современный камуфляж и оружие, всё старенькое, порепанное. На плечах — двудулки, на ногах — болотники. У них смешные брезентовые палатки домиком, жуткие лодки типа «нырок», самособранные патроны, минимум сняряги вообще. Ходят-бродят себе меж озёр, потихоньку и очень экономично наколачивают. Дай бог, если где-то далеко на трассе стоит трижды реанимированная калдина или даже шоха. Добыча часто обрабатывается прямо в тундре, в багажник складывается полуфабрикат. И опять назад, в лайды-низины…
Иногда удаётся поговорить, даже получить совет. Они ничего не знают про угловые минуты и мил-дот. Они тупо зашибись как бьют утей и куропачей. И, если уж подскажут, то не о модели прицела или характере тюнинга, а чисто по делу — «Ты самым низом вкруг озера не иди, через лиственницы не ломись, лезь под ивками, оне не трещат. И вообще, ниже давай, тише!» Они вообще редко говорят о самой стрельбе. Всегда о подходе, скрадывании, засаде.
Неинтересные люди, не поболтаешь о BF-109... Только выпить в тишине.
Вот только результат всегда впечатляет.
С абсолютным минимумом затрат, на минуточку.
Конечно, мне можно возразить: «Да если експерты из сафарей и прочих спецклубов-вертолётчиков-лирджетников захотят, то они такого наколотят…».
Я не спорю, может быть. Может, захотят… А может, и не захотят. Не совсем ведь сподручно захотеть корячится трое суток по холодным болотам с таким пузаном, что ты отрастил в молодые сорок лет, ась?
Может, смогут наколотить. А может, и не смогут. Потому что стрелять интересно, а ползать по грязи — нет. На платной засидке посидеть интересно, а в самостройной, без избы поблизости — нет. На сверхдорогих вертушках полетать над Камчаткой, постреливая, где надо, интересно. А вот пройти пешком по плато километров сто в поисках горного барана — ни хера не интересно. Заброситься сверхдорогой вертушкой и с заповедного места из бенельки с удлинителем наколотить в сезон сотню гусей интересно. Вертушка и заберет. А вот отыскать и набить хоть десяток пехом — …
Поэтому, карапуз, готовясь, пока молод, в Большому Песцу, фильтруй желания. Хочешь заниматься спортом — молодец. Но не вздумай решить, что тебе это поможет.
Не поможет.
Я могу описать тебе тех людей, кои выживут, когда исчезнут вертолёты.
В охотобществе срисую образа.

Теперь ещё один момент, карапуз.
Мне, честно говоря, очень хочется вернуться в молодость, то есть, на полигоны Чебаркуля, и посмотреть, как ныне готовят мотострелков? Не напало ли на них модное, часом? Приглашают сослуживцы, кстати, надо будет поехать.
Не знаю, как в ВДВ, я там не служил... А вот мы, мабута, готовясь к противодействию ГСВГ с ударными отрядами НАТО, изучали всего два комплекса.
Первый: «лопата-окоп». Страшно вспомнить, сколько я их отрыл.
Второй: «12 км с полной выкладкой бегом и каждый день». Я, по-моему, экватор обежал с полной выкладкой.
Вот и всё.
Стреляли много, да. Но без всяких угловых минут, от меня этого не требовалось.
И ты мне, карапуз, как комоду, такой весь снайперский, подкачанный и ножебоистый, нахер не нужен. Ты ваще должен быть тощим и лучше бы метр с кепкой росту. Дольше проживёшь, трудней попасть. Мне нужно, чтобы ты услышал, усвоил и точно выполнил отданный командиром боевой приказ, и всё. Сказали тебе, карапузу, накрывай автоматическим огнём рощу отдельную, вот и накрывай её, без снайперства. Если все будут хорошо накрывать рощу отдельную, не давая пристроиться фаготчикам, то танк усиления или же наша БМП подкатит ближе и разнесет всю эту рощу к чёртовой матери. Без твоего снайперства.
А к снайперству или спецназерству можешь не готовиться. Туда сами не приходят. Если позовут — обучат, не волнуйся.
Ты окопы рой, карапуз… Выучи слово берма. Засидки умей строить. Силки ведь уже уверенно ставишь на куропатку, так? Пасть соорудить можешь. Тихо ходить умеешь. А ждать? Холод терпишь?
Утка? Возьмёшь ты свою утку, не волнуйся. Нунчаки выкинь.
Вот ты — точно возьмёшь.
И вообще всё возьмёшь…
Когда закончатся вертолёты и вездеходы.

(написано под впечатлением уведенной по ТВ подготовке украинских новобранцев).

Каменты по теме — только в ФБ.

Капитальная постановка палатки.

И вообще - чаше смотрите в сторону старых геологических практик.
Полная растяжка, не полощет, легко поставить дождевой доптент.
Спину необходимо оторвать от земли - критически важно, пенкой не отскочишь. Невысокие жердевые нары, если нет доски.
Главное - не лениться, это беда всех без исключения нынешних походников.
Вспомните римских легионеров.
Иначе плодотворного дня тупо не будет, без ночного комфорта износ сильный.
--------------------------------------
--------------------------------------
DSCN4802

Это укрофантастика.

Чёт вспомнилось, как я писал 1-ю Стратегию. И как меня полоскали за то, что украинцы на другой планете врюхались в гадкое… Кричали, мол, автор не знает Украины, вместе мы елдины, нас водой не разольещь, мы не те, мы не эти, руки прочь, каждый полон любви и неги! Не марионетки, дураков видим и выжимаем из рядов. Усе будет хорошо!

Юля! Юля! И сплошной оранжад.

Два года назад дело было, это почти самое начало книги.

Обширная цитата (доклад радиста Замка Россия):

«Украинцы... «Поселили» их на подворье небольшого монастыря — этакий маленький белый Кремль на холме. Внизу какое-то море, достаточно тёплое, по солнцу — северный берег. Численность прибывших была такая же, как у нас — 120 человек на выходе из катапульты. Поначалу дело пошло нормально, первое собрание украинцы провести успели, уложившись в лимит. Помогло то, что в группе оказался самый настоящий атаман из «Войска Запорожского», который сумел быстро и громко разораться, собрать и организовать людей. Но уже на второй день пошла свара, политически не остывшие люди начали колоться на полярные лагеря. Как черти из табакерки, на общественную сцену выскочили еще два атамана, потом священник-католик и два лидера отделений разных политпартий. Как выясняется, этого вполне хватило.

Канал исправно работал, хоть поставки шли сумбурно. Тем не менее, первые дни оказались самыми продуктивными и разумными в плане заказа. Почти сразу же сводный ассортимент решили утверждать общим голосованием — в итоге заявками вскоре занималось практически всё население и целый день, ничего более не делая. Тем не менее, они наладили котловое питание... Группировки крепли в зависимости от адгезионных свойств лидеров и их идей. Появились и группы, аполитичные в принципе, где никто не делал из убеждений или религии прокладку для амбиций, там взаимопритяжение определялось простой комплиментарностью.

Вскоре от общего собрания украинцы отказались, решив, что каждая группа имеет право предоставлять пропорциональное количество сводных голосов, определяемых по внутреннему голосованию группы. Это что касается имущества общего, на весь Монастырь. На том не только долгосрочное планирование, но даже примитивное понимание шагов на два дня вперёд у масс исчезло. Общие заказы прекратились. Начали набирать «от горла» и только для себя по лимиту «вес от численности». Тем временем лагеря приспособились расселяться по территории компактно, естественно, никто не захотел уходить из Монастыря на волю вольную. Посад долгое время стоял пустой, и не из-за лени, просто общины не могли поделить между собой дома.

Число мужчин по лагерям растворилось неравномерно, но «мужские» заявки парадоксальным образом побеждали всегда — очевидно выигрывая там, где мужиков было больше, но, вместе с этим, и там, где мужиков не доставало! Феномен объясним: напуганные дефицитом мужчин в своём мини-лагере, женщины сами позволяли им с избытком вооружаться, боясь оказаться беззащитными «в случае чего». Через канал пошло гольное оружие и предметы амуниции. Оружие как у нас — только «наганы» и гладкие стволы. Пулемётов им не дали. Набрали ИРПБ, аптечек, жгутов, комбезов, «горок» и разгрузок, обуви и прочего военного, патронов побольше. В общем, вооружились все и по маковку. В огонёк хаоса доброхоты постоянно подливали маслице: «Вот придут москали, или пшеки… а то и туретчина нагрянет». Все, известное дело, хотят их поработить. Провокаторов старались не слушать, но, как говориться, осадочек на дне душ человеческих копился.

Оператором оставался всё тот же «атаман», правда, лишённый прав управления Монастырём, менять человека у пульта предусмотрительно не стали — слуга народа, вот уж точно... Естественно, ни о каком творческом подходе на сеансе не могло быть и речи, нахрен бы ему это надо. Оператор, плюнув на всё, просто отбивал по весовой разнарядке то, что ему протягивали представители общин и уходил прочь, не вступая в споры и обсуждения.

В каждой общине — свой генератор с крошечным лимитом бензина. НПЗ стоял колом, никто ничего не собирался там делать для дяди. Поделить стратегический объект не получалось, забрать же его в исключительное владение не смог никто. Котлы, заготовка, охота — всё отдельно. Стену охраняли сегментами по зонам, в итоге ночью на периметре целая толпа. Выделить кого-то для непроизводительной деятельности не получалось. Какой там клуб...

Три раза украинцы пытались объединиться и совместно поставить финал этого водевиля, но ничего не вышло, мешала вечная украинская неопределённость в векторе движения.

Самое страшное — с медиками: врачи, фельдшеры и медсёстры оказались разодранными по кланам, без оборудования и инструментария. Первый взрыв случился, когда от ураганной пневмонии в одной из групп умерла семилетняя девочка — отец пошёл в разнос, добрался до единственного терапевта, резидента недружественного клана и застрелил из «нагана». Этот врач, не взирая на клановость, честно пытался оказать ей помощь, как мог. Только вот не смог он ни хрена… Никто целевых поставок для серьёзной медицины не делал, общинам просто не хватало лимита. Потому вторая нелепая смерть — аппендицит с перитонитом, произошедшая уже в другой общине, привела к настоящему бунту. Два пострадавших клана на время объединились и ринулись в операторскую выправлять ситуацию. Далее — закономерно: озверевшие люди выдернули ответственного из-за пульта, как в Раде, стали пытаться сами «жмать планшетку» — и конец… Огонь погас, настала Тьма. Без объяснений. И спросить-поклониться невозможно, неведомая аппаратура просто отключилась! В сердцах один из «борцов» расхреначил экран локтем, и все пошли вниз, горевать. В окрестностях, как и у нас, объявились бандиты на машинах, похоже, что ложка дёгтя для больших кластеров в этом мире обязательна. Ныне часть осела в Посаде, многие покинули Монастырь и ушли подальше. Ни о каком «магните» и речи быть не могло. Вскоре слухи о злосчастном месте поползли по округе и люди буквально шарахались от Монастыря, числя его чуть ли не столицей Мордора...

Радист Монастыря, представитель донецкой группировки, доброволец и фанат эфира, выпросил станцию и раскладной «подсолнечник» еще в первые дни. А вот нормальную антенну на колокольне, в помещении которой оборудовал гнездо, поставить не успел. Мастерил сам, из чего есть, вышло плохо. И, тем не менее, сумел настроиться и установить примитивную телеграфную связь с Вотяковым.

Когда взмокший Юрик, наконец-то закончил художественное изложение информации, слово взял Сотников.

— Все слышали, и всё, надеюсь, поняли… Прошу участников совещания задавать уточняющие вопросы, при готовности высказывать конкретные, зрелые предложения. Потом ознакомимся с докладом научной группы.

Валом пошли вопросы и уточнения, собственно, и необходимые для предложений.

— Запеленговать удалось? — сходу спросил Дугин, сидевший рядом со мной.

— Точно — нет, — оживился Вотяков, встав на крепкую почву стиля рубленых фраз. — Для точного определения передатчика нужна пеленгация с трёх точек, ну, хотя бы с двух…

— Хотя бы примерное направление?

— Исключительно по возможностям антенны. Я подкручивал вокруг оси, искал позицию с момента первой засечки несущей. Всё определяет лепесток раскрыва антенны — в данном случае это конус примерно в тридцать градусов.

— И где?

— На северо-запад от нас, если очень и очень грубо.

— А расстояние? — выкрикнул механик.

— Это же не локатор... Если бы на той Земле, было бы полегче. Там в разное время дня и разное время года — разное прохождение сигнала, ещё от местности зависит... Короче, существует практика, и опытный радист способен прикинуть дальность. Здесь может быть иначе. Напряжённость магнитного поля, похоже, чуть выше, ионосфера и прочее... Я уже не говорю об аномалиях поверхности, тут другая конфигурация материков. Ну, если это как-то может помочь, то чисто интуитивно могу сказать: станция находится дальше трехсот километров, но ближе двух тысяч от нас. Только не спрашивайте, почему, не скажу.

— Что сейчас с сигналом? — спросил один из бойцов.

— Новых сеансов не было.

— И что могло случиться? — это уже медичка Зоя интересуется.

— По радиочасти — что угодно, — пожал плечами радист. — Ну, сломалась станция, а починить нечем. Сел аккумулятор солнечной батареи, снесло антенну, нет прохождения, погода, гроза…

— Вы спрашивали, каково фактическое истинное время у них? На панели ведь оно есть, — Дугин никак не уймётся.

— Конечно, я все данные в журнал заношу, как положено! У них в группе ни у кого нет наручных часов. Знаете сами, ну... наручные сейчас не в моде, всем хватает сотового. Как думали, да... Зарядок нет, да и нет возможности ради точного времени гонять генераторы. Как я понял, им на точное там плевать было, при таких делах. Свой он подзаряжал, пока система не глюканула... По косвенным признакам — минус час-два от нашего.

Поняв, что большего из бедного радиста не выжать, народ примолк».

Как же я был мягок!

Доклад: «О динамике писдел»

Отвечая на все письма сразу:
    "Путь на Кристу" уже продаётся в "Лабиринте": http://www.labirint.ru/books/404640/


cover PK1


     О текучке:
     1. «Генетический дрейф» — сегодня выложена 8-я глава, вкину ещё одну, и баста. Пока 10, 5 а.л.

2. «Стратегия. Командировка ч.1» — лежит 9 глав, публичная выкладка закончена. В версии 11 а.л.

Обе книги закончу в течение месяца, как обычно, рассылка по списку доверенных.

3. «Пузыри в картонной коробке» — выложено 5 глав, в версии покамест 5,4 алки.

Её закончу к 20 октября.

После чего берусь за вторую часть «Командировки», параллельно складываю «Путь на Кристу. Возвращение» — название рабочее.

Завершив всё заряженное, берусь за новое — «Антибункер».

"Стратегия. Командировка".

Выложил на Самиздате.
http://samlib.ru/d/denisow/strategiastkomandirovkadoc.shtml

К выходным — чтобы вспомнить Мир Стратегии. Для настроения и разогрева.
Первая глава 6-й книги цикла.
Дожали таке меня... Да и сам уже соскучился. Хороший мир.

Как надо питаццо в тундре.

А вы про тушняк... Основательней надо. Вот это я и называю системой жезнеобеспечения.
Путораны, Озеро Глубокое. Стряпали все, жена варит.
пельмы
пельмы1

пельмы2

рыбко

Рыбалка, пять утра, самый клев.
рыбалка

Такие тоже есть
рыбка

Жене жалко мухомор.
мухомор

«ВРАКИ»

Ах, как красиво врали норильчане родственникам, новым знакомым и всем прочим, кто оказался в зоне вербального воздействия по приезду на материк! Какие мы краски применяли, какой слог. Для повышения статусности? Или, все-таки, для пропаганды романтики Севера? Скорее всего, и то, и другое.
Конечно, впереди шли враки о погоде. «Девять месяцев зима — остальное лето» — это слишком банально... Норильчане призывали на помощь топонимику, объясняя само название города, Норильск — от факта «куда не пойди, ветер всегда на рыло дует».
— У нас веревки на улицах протянуты! Унесет, крикнуть не успеешь.

Collapse )

РАКЕТНЫЕ ШАХТЫ В ТУНДРЕ

Генезис легенды в основном туристический, реже — охотничий.

Типовая легенда звучит примерно так: «Шел я по ровной тундре, никого не трогал. Устал что-то и решил отдохнуть немного, присел на крупную и удобную кочку, мягко и удобно. Только расслабился, как неизвестно откуда вылетают люди в камуфляже, с автоматами и зверскими лицами, скручивают меня в жгут и уводят под микитки. Уходя, я успеваю увидеть, как этот самый холмик с грохотом (вариант — совершенно бесшумно) отползает в сторону, открывая крышку огромной ракетной шахты…» (западный район озера Пясино).

Другой вариант еще более сногсшибателен: «Только присел, как чувствую, земля подо мной крутится! Оказывается, я сел прямо на замаскированную крышку ракетной шахты!» (некая возвышенность к северу от Талнаха).

Часто рассказчики обходились без крышек, упоминая просто воткнутую в землю на ровном и хорошо просматриваемом месте, где никакого объекта не видно, угрожающую табличку с надписями типа: «Проход запрещен, опасная зона!»  Что характерно, на другой стороне долины (лайды) виднелась точно такая же табличка, развернутая в противоположном направлении. Ну что же тут еще может быть, кроме замаскированной ракетной шахты, где ждет своего часа изделие «Сатана» с ядерной боеголовкой?

Иногда на поверхность «выскакивает солдат в камуфляже» — он норовит это сделать прямо возле группы отдыхающих за бутылочкой рыбаков, рассуждающих на вольные политические темы (район к северу от Игарки).

Безусловно, часть этих легенд генерирована желанием рассказчика отвадить вот таким мифологическим способом молодых слушателей (детей) от бездумных неподготовленных походов. Часть же этого было просто приколом.

Но подобные легенды частично имели под собой твердую почву. Скорее всего, прообразом для них стало так называемое (среди подводников Северодвинска и ракетчиков Плесецка) «боевое поле Норильск», расположенное когда-то на севере озера Пясино — полигон для «приема» ракет, падающих в 70-х годах к нам после пусков с АПЛ и наземных установок. Наличие реальных ракетных шахт на принорильских территориях никак не прослеживается.

Что характерно, большая часть «сидельцев на крышках» тут же заболевают амнезией и точное место происшествия указать не в состоянии. Наверное, специально излучение работает.